Simon Dominic
Oh Hyuk
Lee Byung Hun
V
Jay Park
One
игра недели: when sh*t goes down
пара недели:
Mark Tuan и Lu Han
В мире не было ничего прекрасней музыки. По крайней мере, я ничего другого не находила. Кто может понять тебя лучше, чем она, когда ты надеваешь наушники и включаешь какой-нибудь трек, чтобы поддержать хорошее настроение или утихомирить душевную боль? Что бы делали те творческие люди, которые хотят себя выразить, но не умеют рисовать, лепить скульптуры, играть на сцене и танцевать? Да и невозможно было бы танцевать без музыки. Невозможно было бы смотреть фильм без саундтрека, грамотно написанного специально под определенную сцену, чтобы создать нужное настроение или неповторимую атмосферу, ведь тогда бы на экранах нам показывали обычную жизнь, каких вокруг миллионы. читать дальше.
Не бывает такого - когда счастье, длится вечно. Судьба любит играть с людьми в кошки-мышки, бросая их из стороны в сторону, с неба на самое дно. И да, это слишком глупо - верить в то, что все будет хорошо_прекрасно_замечательно.
приличная музыка от нашего Джея <3
Рейтинг форумов Forum-top.ru
Любовь проходит, дружба распадается. И только кровные узы нерушимы навсегда. Вы попали в наш семейный СинСитиСеул, в котором каждый из вас сможет найти свое реальное место. Сейчас в столице Южной Кореи морозная зима 2016, и с недавних пор город совсем не спит по ночам.

В сети блуждает так много забавных скриншотов с телефонов, в которых запечатлены классные переписки с бойфрендом, родителями или с кем-то еще! Давайте поделимся чем-то таким своим (если будет) или же накидаем в дневники много разных перлов из инета. Пора смеяться и умиляться!
Здесь самые важные дела для вас, поэтому если не хотите пропустить какое-нибудь грандиозное событие, обязательно обратитесь к нашему дайджесту!
ONLINE

Sin City Seoul

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sin City Seoul » partnership » Manhattan


Manhattan

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ГОСТЕВАЯ КНИГА  ×  НАЙДИ МЕНЯ

https://66.media.tumblr.com/1a3bd49f2d8c69a0fe55d63031428220/tumblr_odalnv5MX61spd9kco2_500.gif
Манхэттен.
Остров грез и несбывшихся надежд, где в калейдоскопе страстей и растворяешься без остатка. Манхэттен – хамелеон. Широкая и открытая улыбка на его лице легко сменяется презрительной гримасой. Манхэттен безмятежен, как гладь пруда в жаркий полдень, и смертельно опасен, как ночная гроза в буйствующей стихии моря. Размашисто щедр и болезненно скуп. Готов облагодетельствовать тебя, но в тоже мгновение способен и разорить без минуты колебания. Он столь разнообразен, что понимаешь – здесь есть угол и для тебя. Манхэттен - последний, решающий, окончательный остров мечты. И он всегда готов принять новых жителей.

Сюжет  ×  Занятые внешности  ×  Нужные персонажи 

0

2


https://66.media.tumblr.com/8b1f93a374e42fb81e9d8a3c3469703f/tumblr_oeez69aPat1us77qko1_1280.png

https://67.media.tumblr.com/161c32b1e8e41cfb5d3a882785c832ce/tumblr_oef3rinlcJ1us77qko2_1280.png
Синий кит рассекал по волнам молочно-лимонную реку, игнорируя облако из сливочного соуса и белкового крема. Он только что стал жертвой макового дождя, но по улыбающейся доброй мордашке это было совершенно не видно.
Рита Мэй не успевала. На секунду замерев у зеркальной поверхности холодильника, она окинула взглядом фартучек, шумно вздохнула и полезла в прохладное нутро за апельсинами. Мадам Сорель, Агнесса, сидела на барном стуле у кухонного стола, в который раз рассматривая соковыжималку и изредка бросая взгляды то на таймер, то на своего собственного мужа. Она по странной привычке перебирала тонкими длинными пальцами бывшей пианистки жемчужное колье. Мадам Сорель была крайне недовольна тем вопиющим фактом, что пока она и её родная дочь корячились ради не их же, собственно, затеи, месье Сорель не делал ровным счётом ничего. Хотя, Рита Мэй с радостью бы оспорила данный факт – он не просто ничего не делал, он попивал себе в гостиной Эрл Грей, закинув ногу на ногу и, покачивая ей в такт музыке в своей голове, почитывал газету, улыбаясь своим же мыслям.
Как только в поле зрения мадам Сорель попал пакет с апельсинами она, покачав головой и хмыкнув, принялась собственноручно готовить из свежих фруктов сок. А Рита Мэй, тут же вернулась к гипнотизированию самого последнего коржика в духовке, полагая, что, быть может, взгляд её хоть как-нибудь разгонит молекулы воздуха внутри духовой камеры, он станет горячее, и корж испечётся быстрее. Но ангелы воспели аллилуйя, таймер авторитетно пискнул, и Рита быстро извлекла виновника своих тревог. Но жаркое нутро не осталось пустовать в заслуженном отдыхе, совсем нет. В брюхо духовки был тут же отправлен индюк, замаринованный  и украшенный овощами лично Агнессой.

читать продолжение: «Lego House»

Рита! Теперь мне совсем не верится, что на форумы ты впервые пришла чуть больше года назад. Правда, мне и тогда не верилось в это, ты сама знаешь: ты писала совершенно восхитительно, хотя и от первого лица - и это тоже странно-престранно, потому что мне это нравилось, но, может быть, я не мог этого тебе сказать, потому что был слишком суров) И, признаюсь, я не следил ни за другим твоим персонажем, ни за альтернативами, потому был по-настоящему удивлен уже во второй раз, когда увидел твоего другого персонажа, и понял, насколько по-разному ты можешь это делась. Ты была как актриса, и я одновременно узнавал тебя и не узнавал в разных ролях) До сих пор вспоминаю с удовольствием. Потом я увидел тебя в третий раз, с тем раздвоением личности. О, что это было, Ритуня! В пределах одного поста ты могла показывать обеих, и они разительно отличались не только одна от другой, но еще и от твоих предыдущих ролей, и я готов был просто аплодировать стоя! Ты бы знала, скольким людям я говорил о том, как хорошо ты играешь и как мне с тобой повезло) Теперь настало время сказать об этом и тебе лично)
Риточка, этот твой персонаж - лучик света в моей ролевой жизни) Я безумно рад, что когда-то написал эту заявку, что никто по ней не пришел, что я предложил ее тебе и что после твоего "я подумаю" ты не смогла перестать думать) Спасибо! Ты достойна всех наград, которые только существуют на всех форумах) Люблю тебя)
   
(с) Рауль

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://65.media.tumblr.com/d9524abebe7ad54ef07e178461c8b7a4/tumblr_oedetqrwNE1us77qko2_75sq.png
Теодор

https://67.media.tumblr.com/22985b56819735bc5f2b08b45f9c29c5/tumblr_oedetqrwNE1us77qko1_75sq.png
Иен

https://67.media.tumblr.com/2abd5303e5287aa22f003f349d7f07bb/tumblr_oedekjp29l1us77qko2_75sq.png
Ангел

https://67.media.tumblr.com/8d7e04a1b034757273b247999f6d3a92/tumblr_oedetqrwNE1us77qko4_75sq.png
Рокки

https://67.media.tumblr.com/9d1d6c2f4dd94d31fd1f5828149e40a2/tumblr_oedetqrwNE1us77qko5_75sq.png
Кэтрин

https://65.media.tumblr.com/660fc664a42d8c8190b4331646b21e6b/tumblr_oedetqrwNE1us77qko3_75sq.png
Камилла

https://67.media.tumblr.com/046351eb07ca8bed8265b409c56e06cb/tumblr_octdw9l2iT1us77qko3_1280.png

В его молчании распускались её слова. Красивым, но пугающими, цветами, что быстро задыхались в сигаретном дыму. Увядали, теряли лепестки. Он слушал её, запоминая, записывая на плёнку памяти. Потом, как, впрочем, всегда бывало, он возьмёт бабину, вставит во внутренний проектор и посмотрит это кино снова. Уже совсем другим взглядом, наверное, профессионала. И вынесет вердикт. Диагноз. Поставит врачебное клеймо.
Но сейчас это не имеет значения. Сейчас перед ним не пациент, а вокруг не стены кабинета. Сейчас он не доктор. Он слушатель, свидетель её воспоминаний. И он очень боится спугнуть её откровенность. Даже перестал практически шевелиться. Четвертая почти догорела, пальцами Авраам почувствовал тепло уголька.
На её последних словах, что упали с губ отчаянным холодом, Томсон потушил окурок, все же обжигаясь. Чуть поморщился, спрятал пальцы в кулаке.

«а может соль я, а может пыль я» Авраам

Сейчас он сидел в квартире обеспеченной женщины, с которой чуть не переспал за деньги, которая спасла во всех смыслах его никому ненужную (ну, кроме как каким-то извращенцем) жизнь и сидя перед ним на коленях обрабатывает его ушибы. После такого даже начинает казаться, что и живет он не зря, черт возьми, что бог все же есть, раз кто-то его спас и что хорошие добрые люди еще не вымерли, раз она попалась ему по пути второй раз и сейчас вместо опасения он чувствует только благодарность ни смотря на то как не желает принимать помощи из-за какой-то дурацкой гордости. Боже, да кто эту гордость видел? Кто слышал? Когда? Когда он сидел на коленях перед мужиками и пошло смотрел им в глаза облизывая их мерзкие члены? Или когда на коленях стоял пошло раздвинув ноги и глядя назад с томным взглядом, позволяя себя тянуть за волосы, или же когда его просили быть сверху и он с наслаждением чувствовал не как кого-то имеет, а как имеет весь мир в эти мгновения, ведь больше ничего и рядом не стояло? Что за глупый путь... что за дурацкая жизнь... да будь проклят папаша.
«Help me» Джефф

Он просыпается от звука, который давно уже перестал ждать, и что-то словно подбрасывает его на месте. Энджел разлепляет заспанные глаза и смотрит кругом: можно подумать, что здесь прошлась со своею острой косой чума, укладывая тело за телом, неровно и неаккуратно. Он насчитывает пять человек, прежде чем его сознание устаёт от этого, все они выглядят недвижимыми и, если не приглядываться слишком, бездыханными, но комната кругом пропитана несвежим ароматом перегара и от избытка углеводорода становится тяжело в груди. Рокки спит, прикрывшись чёрной кожанкой, на полу у его ног, кто-то заботливо сунул ему под голову смятого плюшевого слона с оторванным ухом. Во сне лицо Муна выглядит совершенно невинным и удивительно юным, Энджел наклоняется, чтобы коснуться кончиками пальцев его виска, где быстро стучит голубоватая жилка, от резкого движения его голова не вспыхивает ослепительной болью. По счастью, он ещё слишком молод, чтобы вчерашний кутёж закончился сегодняшней болезнью, он просто ощущает себя слегка несвежим.
«nobody cares» Энджел

Рауль Ранье хотел умереть.
Это желание не было продиктовано отчаянием, как в тот раз, когда он собирался вместе с плюшевым удавом прыгнуть с крыши многоэтажного дома в Нью Йорке. Не было оно и следствием всепоглощающей жалости к себе, обиды на окружающий мир и всех тех людей, которым было плевать. Оно даже не было сиюминутным порывом, возникшим из-за страха перед штормом и замкнутым пространством, пробыть внутри которого предстояло еще черт знает сколько времени.
Желание было взвешенным, стабильным, можно даже сказать, взрослым. Рауль знал: этот момент подходящий. Он только что исповедался, выложил себя всего, всю свою жизнь, и это будто смыло с его души тяжесть грехов, поэтому к смерти он был готов так, как никогда раньше. Безотносительно ада и рая Рауль знал, что никакие призраки прошлого теперь не потревожат его в небытие, не сумеют даже отыскать там его следы. Он просто исчезнет, перестанет быть – вот, как это в действительности называется.

«Гнев» Рауль

Ломким вскриком возвестила Олеська, что поймали. Дрогнуло сердце, сжалось в груди да так там камнем застыло, когда показались лоснящиеся да довольные образины фашистов – жизнь немедля забирать те не спешили: пощечиной звонкой отомстили за надобность носиться по бурелому, скрутили руки за спиной да толчками с насмешками на своем волчьем языке погнали вспять, дабы под пытками вызнать правду-матушку об их намерениях да чаяниях. Звери. Ничего человечьего не было в их сердцах, коли способны они были расстреливать детей да пытать девиц неразумных при ярком солнце, ничуть не смущаясь.
Рвались тонкие красные жилы на руках, лилась девичья кровь на жирную плодородную землю, но ничего окромя одной и той же басни из двух нежных уст, разбитых да обкусанных, не услышали немцы: дескать, по ягоды ушли да увлеклись, а когда взад поворотили, углядели деревню в дыму да огне. Тотчас к Васильевичу поспешили, да несвезло...

«Две жизни наземь падают, сливаясь. Две жизни и одна любовь.» Эл

Хочешь сделать что-то хорошо - сделай это руками мафии.
Рэйч никогда не стала бы скучать по Джонни Паломино. Если вам кто-то сказал, что это не так - смело плюйте мерзавцу в лицо, это все бессовестное вранье и козни злопыхателей. Никто не стал бы скучать по Джонни Паломино. Он был грубым, он был прилипчив, как банный лист, он ничего не смыслил в бизнесе и Рэйчел могла бы счесть по пальцам дни, в которых ей не хотелось размозжить прикроватной пепельницей его бритую башку.
Разборки с этим ублюдком лишь только ухудшили и без того паршивое состояние сердечной мышцы мисс Макинтайр и к превеликому ее неудовольствию, после того, как лег под нож патологоанатома Джонни - ей пришлось лечь под нож хирурга. И если у Джонни был весьма приятный доктор, то Рэ вынуждена была отправиться на поруки к собственному братцу и это было еще одной причиной крайне ненавидеть покойника.

«Выпивка с меня» Рэйчел

https://67.media.tumblr.com/4e950ebdcb6456392399aa2c5b22cac3/tumblr_octdkpNJrd1us77qko1_1280.png

Give me your heart as well as your body

Лучшая игра недели

Если бы он мог определить природу своего гнева, для него многое стало бы понятным, но движимый в единении с чувствами, затмевающими сознание, не пытался достучаться до сути. Ему было достаточно собственной ярости и злости, страсти, что, видоизменившись, превратилась в жажду уничтожения. И будь у цивилизованного общества меньше барьеров, Каррера легко бы свершил самосуд. Пока он балансировал на тонкой грани самоконтроля, не испытывая никакого участия к ее требованиям об ослаблении узла на его ремне, вполне довольствуясь памятью об их прошлых играх, в которых они оставляли на телах друг друга достаточно отметин, чтобы не истерить о возникновении новых. В конце концов, это тоже игра, пусть и последняя.
Она хорошо развлеклась за его счет, но следует признать, он получил свою порцию наслаждения.
Такое, что граничило с болью. Дамиан хотел считать ее природу, основанной на униженном эго. Он неоднократно сам расставлял силки, от того всегда был готов к подвоху, пусть это и отравляло любые его отношения. Почти любые.

Дамиан

Маргарет остро чувствовала приближение финала — выгравированного красными болезненными следами по телу «the end» вместо многообещающего «to be continued», которым девушка привыкла жить последние недели в нетерпеливом ожидание новых встреч. На что она рассчитывала, поддаваясь  и отдаваясь  порывам страсти и желания? Хотела кардинальных перемен или избавиться от присутствия Дамиана в череде случайностей собственной жизни и преследовавших мыслях о нем? Ей бы довериться ощущению неправильности, которое билось на задворках сознания с первой встречи. Но это чувство лишь больше подогревало желание тесной близости, вызывало до приятного странную отдачу каждого контура тела, задетого касаниями мужских рук. Оно же породило вопрос, несвойственный ненавязчивому общению и сексу из-за несдержанности собственных порывов страсти: «кем они приходились друг другу?», ответ на который нашёлся в пространстве комнаты дешевого мотеля наполовину погруженной во мрак, наполовину залитой красным, тошнотворным, мигающим светом наружной вывески: «никем».
Маргарет

Этюд в багровых тонах

Кулуары – вообще отдельная история… да всего. Серому нравится всё, что связано с этим словом – начиная от его звучания, заканчивая глубинным смыслом. Лучше думать о чем-нибудь отвлеченном, а не о том, что Сэм останется здесь без его защиты на растерзание…
- Пойдем, проветримся, - да не дай бог. Этот прыщавый олигофрен скоро дыру в ней прожжёт, пусть остынет девочка. Чем-то таким ромским запахло, с этими караванами, и вечным «Ай, баро, ай, горяча твоя дочь, ай, отдай замуж, ай, не обижу!..» Куда несет тебя, товарищ? Странно, ведь ничего цыганского в крови нет, это всё влияние Сони, с которой вечно хочется затянуть что-нибудь казачье про ночь, поле и полцарства за коня. Ночью в поле звёзд благодать… И чтоб действительно – ничего не видать.
Проклятые эфирные испарения. Эти водочные миазмы.
Сергей

Здесь очень шумно, судя по всему, ситуация внештатная, потому что персонал как-то странно жмется по углам – и оно понятно, потому что Сэм внезапно тоже начинает трястись, кошка на руках недовольно шипит, но не делает попыток вырваться. Сергей бросает куцее «Стой здесь» и быстрым шагом отправляется к сцене, на которой заправляет еще один из когорты бешеных русских – Сэм кажется, что скоро она начнет отличать их на улицах, не услышав даже языка, просто по внешнему виду, по определенному выражению глаз… этот русский на сцене буянит, кричит что-то непонятное, черноволосая женщина позади Сэм качает головой и тяжело вздыхает. Вздыхает, впрочем, привычно – ситуация, значит, хоть и внештатная, в сущности, совершенно обычная. Дикий шум, впрочем, бьет по ушам – Сэм тихо отползает в угол, чувствует, что руки все еще дрожат. Для одного вечера переживаний все же многовато.
Сэм

Первое свидание, второе - до свидания

- Ты ведь ешь, да? Я имею в виду, не только души? Ты ешь, я ем, можем поесть вместе. – Я и вправду был жутко голоден. У кого-то первым делом самолеты, а девушки потом. У меня же первым делом было пожрать. Согласия или несогласия мне не требовалось, потому что она уже согласилась со мной прогуляться со всем вытекающим. Точнее, она согласилась на свидание, а на свиданиях люди обычно едят и претворяются, что умеют делать это прилично.
Мне всегда есть что сказать по любому из поводов. И вот сейчас я думаю, что же сказать. Продолжать упражняться в остроумии или завести более-менее нейтральную тему в духе разговоров «все обо всем»?
Джесси

- Чужую. Я предпочитаю чужую кухню, - я только что без зазрения совести расписалась в своей полной кулинарной несостоятельности, и мне не стыдно. Вот ни капельки. И, сжалившись над несчастным ухажером, с тяжким вздохом машу рукой, - отведи меня куда-нибудь, где темно и есть живая музыка.
Заполнять своим трепом паузы я в кои-то веки не хочу, мне и без того достаточно комфортно, но желание спутника провести этот вечер комфортно подкупает, заставляя идти на компромисс. Насколько это вообще возможно в данном конкретном случае с данным конкретным человеком, который мне совсем не нравится, нет-нет!
Белинда

Into You

Все началось с безумной и спонтанной идеи, которая пришла к ней в голову в душе. Как вы думаете, девушкам приходит много хороших идей в душе? Скажу вам сразу, нет. Обычно, это список дел на день, какие-то мечты, до идиотизма ванильные и сопливые фантазии и, конечно же, безумные идеи, куда уж без них? Определенно, самые безумные идеи, приходят девушкам в голову именно в душе. К примеру, перекраситься в блондинку, только девушка может понять, насколько безумна и губительна эта идея. Однажды Джойс в голову уже пришла такая идея, и она до сих пор проклинает свой мозг за нее. Еще одна безумная идея, резко начать худеть. Прямо сейчас, в душе. Обычно девушки рьяно клянутся себе, что именно с этого момента, с этой секунды, они не будут, есть вредную пищу и начнут ходить в спортзал. Собственно клятва эта забывается так же быстро как придумывается. Но это не важно, факт в том, что девочкам, девушкам, женщинам и да что уж там говорить, всем особям женского пола безумные идеи приходят чаще в душе. И нет, это не секта. А может и секта?
Кэтрин

Ей богу, он не был грязнулей, но убирался не часто, а именно сегодня словно его кто-то стукнул по голове, и ему взбрело в эту  не самую светлую голову, убраться. Да, именно сейчас в небольшой квартирке была чистота и порядок, а так же присутствовало странное ощущение, что нельзя оставлять свое жилище без присмотра. Но работа не терпит отлагательств, поэтому плюнув на все с высокой колокольни, офицер отправился в участок, и дальше, патрулировать улицы Манхеттена.
У офицера патрулирующего улицы, не так много обязанностей как кажется. Именно поэтому в фильмах их обычно представляют толстяками которые ни на что не способны.  Хотя, многие представители этой профессии такими и становились, толстыми, неспособными к движению и выполнению собственных  обязанностей. Но, благо Итан не был тем кто собирался оставаться в этом моменте своей жизни на долго. Первая возможность для сдачи экзамена на повышение квалификации была уже совсем скоро, и парень упоенно заучивал экзаменационный материал в те моменты, когда на работе было совсем скучно.
Итан

lets go all the way

Вот я иногда думаю, как меня так угораздило. Я не хотел детей, а теперь у меня их трое. И все они, конечно же, цветы, особенно старший сын Руфус его обидами, дурным характером, переходным возрастом и вытекающими подробностями. Открываю глаза, услышав, как осторожно хлопнула дверь в нашу с Эллиотом спальню. Рокко пустили в комнату, как кота, который долго сидел под дверью и просился войти. Я не очень любил, когда Нина (наша няня) так делает. Каждый раз говорю, что нужно на ночь запирать комнату на ключ, но отчего-то не делаю этого. И вот теперь малыш Рокко с забавными кудряшками на перевес стоит возле двери и смотрит на нашу с Эллиотом кровать. Еще пару секунд и его маленькие ножки небрежно начинают ступать в ее сторону. Я делаю вид, что сплю, а сам наблюдаю, что будет делать мальчуган.
Давид

Правы те, кто говорит, что наша жизнь – это огромная коробка конфет, и никогда не знаешь, какая из них достанется тебе. Моя конфета оказалась леденцом с фруктовой начинкой-тянучкой, добраться до которой означало запастись большим терпением. Еще четыре года назад я и подумать не мог, что все окажется именно так, и если бы кто-нибудь поймал меня за руку на улице и рассказал о будущем, я бы покрутил пальцем у виска и, ломая комедию, произнес: «Дэйв Кополла? Серьезно? Да никогда». В одну и ту же реку не входят дважды – это точно не про нас с Дэйвом. Когда-то наши отношения закончились, чтобы начаться снова и совершить очередной виток. Однажды мой супруг усадил меня напротив себя и заявил, что в нашем случае двое либо расстаются навсегда, либо узаконивают свои отношения.
Эллиот

https://67.media.tumblr.com/a6ed634ffb7190bb042475ba69a37b4d/tumblr_octdw9l2iT1us77qko2_1280.png

http://funkyimg.com/i/2hgeo.png
Дианна
посмотреть

http://savepic.ru/11558425.png
Уильям
посмотреть

https://pp.vk.me/c626428/v626428104/32963/XnXD4iTVyHQ.jpg
Кэтрин
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1475323465/ba829615/14334411.png
Рауль
посмотреть

http://s9.uploads.ru/t/CWzr1.gif
Хайди
посмотреть

https://66.media.tumblr.com/cc8adea987586f32486cf34fa1aae81b/tumblr_oe2l2ylrhX1u8pmwwo9_r1_250.png
Кит
посмотреть


0

3

Заявка от Laura Grace Clark

https://66.media.tumblr.com/efa1001f2ecda21c76021b2e18222078/tumblr_odx69zwsin1u8pmwwo1_400.png

Имя персонажа: На ваш выбор
Возраст: 17 лет
Внешность: Дэвид Мазоуз (David Mazouz)
Род деятельности: ученик старших классов


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
Ты моя первая любовь, тот кто заставил мое юное сердце биться чаще и носить юбки короче, тот ради кого я освоила искусство разукрашивания собственного лица не с целью поиграть в индейцев, и даже научилась ходить на каблуках.
Описание персонажа:
Ты совершенно свободен делать с персонажем все, что захочешь, у меня есть всего несколько пожеланий:
• Мне бы хотелось, чтобы у тебя была счастливая и крепкая семья, с любящими родителями, или, по крайней мере, таковой казалась со стороны;
• Я бы хотела, чтобы твой персонаж все же учился на год старше, то есть, на момент написания заявки, он учится в 10 классе старшей школы;
• Мне бы хотелось, чтобы ты был больше из круга популярных ребят, не главная звезда класса и школы, а просто из того круга, по сути недоступного для Лауры;
• И самое главное: персонаж должен быть подростком, в полном смысле этого слова. Не тридцатилетним мужиком в теле ребенка, а именно что тем самым подростком, который еще много не знает о жизни и мире, должен определиться со своим будущим и боится того, что его дома накажут родители. Вспомни, каким был ты в этом возрасте, вот такого мне друга и надо, а не из американских сериалов или аниме, где школьники спасают мир.

Конкретной истории у меня для них сейчас нет, я надеюсь, что мы придумаем все детали с тобой вместе. Я не жду, что эта история будет у них на годы, скорее это история на то время, что они учатся вместе в школе, а потом… А потом они повзрослеют и разлетятся кто куда, может и не встретятся уже никогда. Я не вижу сейчас Лауру в реальных отношениях на всю жизнь, что совсем не помешает ей строить планы и фантазировать.


Ваш пост

пост

Слова подруги рисовали передо мной яркую картину, только в главных ролях были не она и ее отец, а я и папа. Я живо представляла себе, как прихожу домой из школы, всего того дерьма, которое мне выпало в последние четыре года не было, просто не было. Нет, то, что я себе представляла себе было тем самым «А что если…», о котором так любят заставлять писать эссе на английском в школе, тем самым «А что если..», о котором снято много фильмов, тем самым «А что если…», которое было уже одним из самых избитых сюжетов.
Когда мне в конце средней школы велели написать сочинение на эту тему, я решила сильно не выделяться из толпы своих одноклассников. Все они рассуждали о том, что было бы родись они мальчиками или девочками, не брось они какой-то кружок, кто-то, насмотревшись фильмов, писал о том, чтобы бы если бы он был вампиром или трибутом. Я написала эссе на тему: «А что если бы я родилась енотом?» Меня не поняли, я получила двойку, а бабушку вызвали в школу. Одно порадовало меня поняли Джемма и Люк, а этого мне хватало. Я знала уже тогда, чего от меня ждал учитель, слезливых рассуждений о родителях, но я в какой-то момент начала пытаться выстроить между собой и тем днем стену, ту самую, которая и должна была когда-нибудь разделить мою жизнь на до и после. Пока не очень получалось, все время что-то при помощи специального шара, как в клипе Майли Сайрус, разбивало к черту мое сооружение. Мне пятнадцать, и чтобы я не пыталась говорить или делать, я безумно скучаю по родителям, я безумно завидую тем, у кого они есть. Поэтому я так поступила с глупым заданием и надеялась, что в будущем будет либо проще, либо появится учитель с чувством юмора. А в итоге подкосила меня и заставила задуматься девушка, которую я видела первый раз в жизни, но кажется знала уже целую вечность по сети.

А что если аварии не было? Какой была бы моя жизнь?

Вечер, около семи, за окном уже смеркается, а мир окрашен в оттенки золотого и оранжевого, совсем, как вокруг нас бредущих по городу в поисках мужчины, который не признавал собственную дочь. Я спускаюсь вниз из своей комнаты на кухне, чтобы помочь маме с ужином, та смеется и машет на меня рукой, мол уйди и не мешай. У меня совершенно не получается готовить, то я палец порежу, то нос обожгу. Кстати, и то, и другое со мной как-то случалось, после этого бабушка оставила попытки научить меня готовить, решив, что полуфабрикаты и микроволновка меня спасут от голодной смерти. Мама смеется мне вслед и советует пойти начать разбирать инструменты к приходу папы.
Я как раз выхожу в гостиную, когда он входит в дом. Я улыбаюсь ему и легко кивнув, подхожу к стеллажу пластинок, за последние четыре года их стало еще больше. Мы с особой любовью и азартом искали с ним редкие издания и покупали новые альбомы на виниле, как два ребенка на рождество, радовались, каждому новому приобретению. Я бережно перебираю в руках квадратные конверты из плотного картона, чтобы найти ту, которая задаст настроение на весь вечер. Поставлю что-то из Beatles, например, Let It Be, никто не пел о любви так, как Джон Леннон. По крайней мере, так думали мои родители, а это очень важно. Папа, услышав первые ноты, вопросительно и выразительно на меня посмотрит, но сначала ничего не скажет, вместо этого время до ужина мы проведем танцуя, совсем, как в детстве. Я всегда любила этот наш вечерний ритуал.
Потом мы сядем всей семьей кушать, и бабушка обязательно спросит, как у меня дела в школе. Я пожму плечами и скажу: «нормально, ничего нового». Как вообще в школе может что-то новое? Каждый день одно и тоже, уроки, перемены, ланч, уроки, перемены, кружки, домой – все. Ничего другого не бывает. Мама мягко улыбнется и спросит, как у меня дела с группой поддержки. Да, если бы родители выжили, я бы наверняка стала самой популярной девочкой в школе, капитаном чирлидеров, а еще отличницей. Интересно, а это вообще возможно? Хотя, какая разница, ведь это же только моя фантазия. В ответ на ее вопрос, я пожму плечами, скажу, что разучиваем новую программу, чтобы достойно защитить наш чемпионский титул, что Тигры, кажется так называется наша команда, тоже обязательно победят. Потом я смеясь отхлопаю в ладошках этот дурной ритма и крикну: «Вперед, тигры!»
После ужина, мы с папой пойдем в гараж продолжать собирать радиоуправляемый самолет, нам обязательно надо закончить его до Дня Благодарения, чтобы принять участие в праздничном конкурсе, а потом мы с ним будем украшать дом. Это всегда было так, весело, увешивать все-все-все в гирляндах, ставить фигурки Санты, снеговиков и оленей. Больше мне нравилось, разве что готовиться к Хэллоуину, но это было мамин праздник, мы с ней шили мне костюм каждый год. Правда, вряд ли в пятнадцать мы все еще это делали, я бы ушла на вечеринку, но туда же тоже нужен костюм, да? Забавно, я уже в старшей школе, а таких важных вещей не знаю, надо будет уточнить.
Мы будем о чем-то болтать, смеяться, папа всегда находил тему и очень интересную. Я очень сильно его любила, и то время, что мы проводили вместе всегда было самым ценным, наверное, поэтому я так и среагировала на слова Сондры о деньгах. В какой-то момент, папа мне заговорщицки подмигнет и спросит: «Кто он?» Забавно, он, кажется, всегда видел меня на сквозь и лучше мамы, а может быть она давала мне возможность прийти к ней самой, в то время, как он сразу пытался оберечь меня от всего плохого. Я пожму в ответ плечами и скажу: «Никто». Он только улыбнется и покачает головой: «Главное, не делай ничего, чего бы не сделала твоя мама». Кажется, на этом все, но я буду знать, что после этого разговора, он будет при каждой возможности всматриваться в толпу, в попытке узнать кто же тот смельчак, что решил попытаться украсть сердце его маленькой девочки.
Вечером я прихожу к маме и сажусь на пуфик, она смотрит какой-то старый фильм с Одри Хэпберн. Моя мама очень сильно его любила, наверное, мы будем смотреть Римские каникулы. Кажется, он был ее самым любимым, а может быть он только мой. Иногда, я его пересматриваю, удивляясь тому, как долго может служить двд диск. Мама будет расчесывать мои волосы, заплетать их на ночь в косу, а я буду с улыбкой следить за ней в отражение окон. Я обязательно скажу ей, что мальчик позвал меня на свидание, что я не признала папе о том, кто он, что я не знаю, что делать. Она обязательно просит почему и нравится ли он мне. Как и Сондра, я скажу, что он совсем не мой идеал, поэтому я и не знаю, что делать. Она спросит меня, а какой у меня идеал. Я тут же скажу, что он должен быть любящим, заботливым, добрым, веселым, внимательным, понимающим, совсем как… как… как Люк.
Люк. Джемма. Если бы не было аварии, то я никогда бы не познакомилась с Люком, вряд ли бы родители согласились его подпустить ко мне. Сейчас мне кажется, немного странным, что бабушка изначально его ко мне пустила, я догадываюсь почему пыталась прогнать. Но Люк, он же не такой, я точно знаю. К тому же, я краем уха слышала, что он тоже пострадал в той аварии, интересно, что ему сделала я? Такое даже и не спросишь у человека. А еще интересно, почему он решил быть так добр к дочери человека, который официально виновник? Я стараюсь не думать об этом, Люк совсем взрослый, к тому же он мужчина. Он с Марса, а я с Венеры, я не смогу никогда понять его мотивов и причин. Поэтому, наверное, лучше даже не пытаться.
Если бы не было аварии, то я и Джемма никогда не подружились бы. Наоборот, мы бы с ней оказались по разную сторону баррикад. В лучшем случае, я бы не замечала ее, а она устраивала бы мне мелкие пакости. Джемма она может, я знаю, просто так, потому что это весело. Я стараюсь, ей не мешать, но мы бы были врагами. Если бы не было бы аварии, я была бы одной из тех, кто задирал и задирает меня. Я стала бы той, кем мои родители вряд ли смогли бы гордиться…

Если бы аварии не было бы, я была бы не я.

- Я могу долго гулять, если что позвоню другу, он меня отвезет домой, я надеюсь… ну не бросит, это точно, - уверенно киваю я, стараясь отмахнуться от ведения, которое стояло перед взором. Услышав про магазин, я достаю телефон и стараюсь, незаметно, вытереть слезы. Говорили-говорили и вдруг заплакала, вряд ли Сондре было приятно это видеть. Пальцы быстро забегали, набирая текст и запуская поиск. На наше счастье антикварных вокруг было не очень много, но вот насколько далеко они на самом деле я могла только догадываться. Я протянула подруге телефон с отметками на карте. – Смотри, может быть какое-то название покажется знакомым?
- Папа?.. - я в растерянности посмотрела на девушку, пытаясь понять, как она догадалась или просто подумала, что у меня такая же ситуация. Тихо выдохнув, я еле слышно ответила. – Он умер.


Личные требования к игроку
Я хотела бы, чтобы ты был самостоятельным человеком и умел сам себе находить игры. На форуме несколько подростков, я уверена, ты обязательно найдешь с ними общий язык и игры.
Я терпелива и понимаю все, мне можно просто сказать, что ты очень занят работой/учебой/личной жизнью, и я буду ждать.
В плане размера, я подстраиваюсь под игрока, если тебе нравятся маленькие посты, будем играть маленькими, если большие, значит будем писать большие, но я противник литья воды, ради объема, всего должно быть в меру, ну, получается пост на 3-5 тысяч и ладно. Главное – это получать удовольствие от процесса, а не насиловать себя и друг друга объемами.
От тебя я так же жду адекватности и понимания, если я не могу по каким-то причинам написать пост, значит я не могу и надо немного подождать.


Связь с вами
Начнем с гостевой или лс

0

4

http://65.media.tumblr.com/4f15927fd3aeb04904359ffcba4b6769/tumblr_of1phe6Nse1us77qko1_1280.png

0

5


https://65.media.tumblr.com/6795a4a213b1fbc087ca079e45645801/tumblr_ofhxb213um1us77qko3_1280.png

https://66.media.tumblr.com/e65fc0d04680466dbc8c3622b7b34f3c/tumblr_ofhxb213um1us77qko1_1280.png
Каролина уже не помнила, когда спала бы в сутки больше, чем пару часов. Кофеин, который она потребляла в невероятных, не поддающихся подсчетам количествах, уже заставлял сердце гулко биться под ребрами. Женщина даже не могла точно сказать, сколько раз за последние пару недель была дома, но перед самым выпуском мартовского номера выпускающий и домой-то перестала уходить. В ее кабинете, в шкафу, где раньше одиноко висело пальто, теперь поселились четыре платья и набор необходимой косметики, чтобы утром все выглядело так, словно дома женщина все-таки была. Мартовский выпуск журнала уже почти неделю как разлетался с прилавков, а выпускающий не могла поверить в то, что он вышел. Каждая буква, каждая фотография в этом номере стоили ей нервных клеток, резко ухудшившегося зрения и полного отсутствия сна. С самого начала арт-отдел не укладывался в график и то, что в начале месяца было допустимой погрешностью, к концу грозило стать феерическим провалом. Ночь за ночью Каролина сидела с верстальщиками, что пытались уложиться в сроки,потом вычитывала макеты страниц и искала висячие стройки, и снова печатали страницу. Нелл, маленькая и бесхребетная помощница Стэнли уже ближе к середине месяца стала ангелом-хранителем всего журнала, впрочем, кроме Уир этого никто и не узнал. В день выпуска казалось, что вместе они прошли все круги Ада, Каролина каждый день почти насильно выпроваживала Нелл домой, чтобы остаться в одиночестве в пустой редакции и вычитать еще раз несколько статей. Дни слились в единую серую массу, отличающуюся разве новыми симптомати постоянной мигрени, перетекающей из ноющей в острую и обратно головную боль и очередным выкрутасом Стэнли. В какой-то момент ей показалось, что он специально делает так, чтобы номер не вышел, но поверить в то, что всегда увлеченный работой арт-директор вдруг решит испортить номер, Каролина так и не смогла.
читать продолжение: «see I wanna move, but can't escape from you»

Я знал. Я ждал.
И вот теперь мы тут, точнее ты, моя дорогая.
Ты помнишь, с чего все началось? Не сразу у нас получилась наша история, были попытки, менее удачные, и все же, если бы была возможность переиграть все заново, я бы ничего не менял, оставил бы все, как есть. В самой первой игре мы условно договорились «никакой драмы», мол, что хочется пожалеть персонажей, что у них уж точно не будет места страданиям и мучениям, что игры должны быть обычными, куда хочется писать с легкостью, а не пропускать все через себя, переживать, злиться, что не получается выразить все те эмоции, которые хочется… И где мы сейчас? Здесь. За плечами не одна драма, и далеко не одна закрытая игра. Четыре. Четыре закрытых игры за три месяца, и еще две открытые, уже достаточно исписанные и тоже скоро приблизятся к своему логичному финалу. В голове не укладывается, что когда я брал Дэвида, я не относился к нему так серьезно, он должен был стать тем самым персонажем, с которого мне легко будет писать, у него точно все будет хорошо, пока не пришел к тебе с предложением об игре. Все. Меня накрыло, я ел, спал, думал только о том, что хочу быстрее написать ответ, быстрее получить пост, сделать графику – больше и больше, обсуждать, придумывать, и так незаметно мы их свели. Ты скажешь, это все были твои коварные планы, но так же могу сделать и я. Ты мой первый полноценный партнер, под этим я подразумеваю реальную пару, с лз, с прописанным будущем, со всеми этими дополнениями, из разряда тех пар, которые не разойдутся, даже если мы внезапно придумаем такой сюжет, то финал у нас один – вместе. Я не представляю Дэвида без Каролины, я не представляю себя без общения с тобой, без своих жертв на сон, с доставанием всяких мелочей, с эмоциями, что могут бушевать, а могут и внезапно стихнуть и подарить покой.
Начиная с первой игры ты менялась, все больше раскрывалась та Уир, которую я вижу сейчас, которую люблю, мы учились указывать друг другу на ошибки, что-то менять, что-то делать лучше, постоянно дразнили друг друга отрывками (что вообще незаконно на минуточку), как ты заставляла меня писать пост, сидя напротив и запрещала ругаться на него (да тот самый пост) – все эти мелочи образуют нас с тобой, нашу пару, и что самое удивительное тех людей, которым не все равно. Значит, что-то мы с тобой затронули, смогли донести наши с тобой видения, переживания до остальных, что автоматически можно считать за маленькую победу и не забывать, что главное это реакция твоего соигрока. Не важно, как она проявляется, словами, стикерами, ответным постом или графикой, важно, что она находит отклик. Вчера ты написала мне, что от меня идет сильнейшая отдача, но, дорогая, ее не было бы без тебя. Без твоих идей, твоих постов, без ругательств на каждый из них и переживаний, как я среагирую, без всего не было бы и нас. Я не буду писать, чья заслуга больше, потому что здесь у нас все поровну.
Когда мне сказали, что нужно писать тебе слова, это застало меня врасплох. Выбило почву из-под ног в буквальном смысле этого слова. Я ждал, я был уверен, и все же сюрприз. Весь день я пытался подобрать слова, сказать тебе что-то, что не говорил, не повторял и еще не раз скажу, какая ты у меня удивительная, какой потрясающий персонаж прятался за всей внешней броней (пока я не появился х)), но у меня есть то, что будет лучше любых од тебе, хоть я и никогда не перестану их строчить.
Каролина, любимая, выходи за меня замуж!
   
(с) Дэвид

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://67.media.tumblr.com/2ec985b9d1a08ac7625a2b063bc09c9d/tumblr_oes69yQoz11us77qko5_75sq.png
Брайан

https://65.media.tumblr.com/9f7900e6b28aaf3a5dd09ea6ac3d741a/tumblr_of3japTwUt1us77qko1_75sq.png
Медея

https://66.media.tumblr.com/8528225c297a548241642041f7d2848f/tumblr_ofhvextNPw1us77qko6_75sq.png
Кевин

https://66.media.tumblr.com/f741fae1012cf5e0adb439a048afc950/tumblr_oes69yQoz11us77qko3_75sq.png
Флинн

https://67.media.tumblr.com/f95f4870fa59ecd56bfc3d550fe35701/tumblr_ofhvextNPw1us77qko4_75sq.png
Ингрэм

https://67.media.tumblr.com/a28854b49ee9cef18fc578931d837b48/tumblr_ofhvextNPw1us77qko5_75sq.png
Эмори

https://67.media.tumblr.com/046351eb07ca8bed8265b409c56e06cb/tumblr_octdw9l2iT1us77qko3_1280.png

Он открыл глаза и обвел взглядом комнату. Вот эту лампу они купили на блошином рынке де Ванв, а этот чайный сервиз Уилл притащил из дома. Семейная реликвия. С ним нужно бы поосторожней. Именно так всегда и думал Теодор, каждое воскресенье сдувая с чайника и чашечек пыль, но теперь, взяв в руки одну из чашек и покрутив ее на глазах, он не почувствовал.. ничего. Обычный фарфор. Обычная чашка. Разобьется - и к счастью. Быть может, им нужно было перебить всю посуду, быть может тогда счастье вернулось к ним вновь.
А эти картины. Теодор поднял взгляд на портрет женщины, которая смотрела куда-то в сторону их телевизора затуманенным взглядом. Она была одной из многих приобретенных Уиллом на выставках или торгах шедевром - он любил ценные экспонаты искусства, обожал окружать себя дорогими вещами, потому в последнее время чаще смотрел не на Теодора, а на эти картины.

«Life imitates art far more than art imitates life» Теодор

Между ней и Каррерой не было громких слов и клятвенных обещаний на крови, они не были связаны какими-то статусами – только несдержанностью порывов собственных желаний. Но вопреки здравому смыслу самое светлое в жизни Маргарет началось с появлением Дамиана. Привычный черно-белый мир, напоминавший старое кино с незаурядным сюжетом, приобрел краски, оттенки; появилось буйство чувств, соединившее безмолвное течение двух разных жизней в одном пространстве, превратившее их в водопад событий и новых ощущений, непоименованных и незнакомых прежде; появился пряный вкус жизни вместо приевшегося своей пресностью существования. Они засыпали вместе в постелях друг друга, на задних сиденьях автомобилей или в гостиничных номерах, и в эти мгновения прежнее одиночество Маргарет казалось оправданным – стоило так долго мечтать о мужчине, от которого захватывает дух, который заставит её чувствовать, каждый проведенный день с которым напоминает укол адреналина в самое сердце, чтобы спустя годы его встретить.
«Give me your heart as well as your body» Маргарет

Очередная затяжка, каждая из них всегда была последней. Я даже давно перестал считать сколько их уже было, сколько раз я обещал себе остановиться и прекратить травить свой организм табаком. Как-то даже попробовал перейти на эти новомодные «безвредные» паровые трубки, но это все было не то. Ничто и никогда не заменит мне этого чувства, когда еще чуть теплый с горьковатым привкусом дым проходит по гортани вниз, заполняя собой все пространство в легких, обжигая их и заставляя на мгновение помутиться сознания от недостатка кислорода и резкой почти колкой боли в груди. Ничто не заменит этой приятной сизоватой пелены, которая предстает перед глазами после каждого выдоха. Простой, почти примитивный ритуал, покоривший меня черт знает когда. Иногда мне, казалось, что я начал курить еще до потери памяти, наверняка тихой украдкой от родителей, но эта привычка со мной уже очень давно и я с трудом мог сказать где она брала свое начало и почему мне так сложно было от нее отказаться.   
«...:eternal silence of the sea:...» Кит

Она уснула.
В неверном слабом свете, дающим известную степень рыжины, Рауль смотрел, как тело Риты Мэй, расслабленное и легкое, покачивается в едином ритме с морем, как будто игнорируя пластиковую оболочку яхты, которая их разделяла. С Раулем ничего подобного пока не случалось, никогда девушка не засыпала при нем вот так беспечно, не соскальзывала в сон, даже когда он играл некоторым из них на фортепиано специально для этого. Те, другие, из прошлой жизни – они всегда дожидались, пока он закончит, закроет крышку, проведя по ней пальцами, и присоединится к ним. В этом тоже имелось некоторое очарование, но совсем другого толка: отсутствовало то непосредственное детское доверие, которому сейчас Рауль стал свидетелем. Он боялся даже прикоснуться к Рите, хотя не мешало бы укрыть ее чем-то еще, не мешало бы устроить поудобнее…

«Гнев» Рауль

- Где она?
- Кто?.. А, вон там... - полицейский махнул рукой. - А вы родствен... Эй!
Дэвид не слушал его, все внимание целиком занимала только одна женщина, сидевшая рядом на ступеньках дома, вокруг нее суетился медбрат, обматывающий запястье, рядом стояла рыдающая и глупо улыбающаяся женщина, видимо мать, крепко держа сына за руку, вокруг его ног вертелся пес. Англичанин бесцеремонно растолкал группу зевак, получив в свой адрес несколько неприятных реплик, пролез под ограждением и быстро сократил расстояние, не замечая никого кроме Каролины. Она казалась миражом, до которого дотронешься и схватишь рукой пустоту, и на него обрушится ужасающая правда, что погибла в аварии, разбилась, спасая ребенка, так неудачно выскочившего на дорогу. В этот момент он был готов упасть перед ней на колени, просить прощения за все, что сказал, что сделал, только бы не растворилась подобно дыму от сигареты, причудливо извиваясь в воздухе, чтобы исчезнуть навсегда.

«see I wanna move, but can't escape from you» Дэвид

Как только она задумалась о том, как будет прятать маленькое тельце братика, ей в лицо прилетела баночка с розовой краской. – Эдриан! – это все что она могла сказать.Ей нужна была помощь, она больше не выдержит и минуты наедине с этим дьявольским созданием. Дрожащими руками она достала телефон из заднего кармана джинс, которые были в пятнах от детского пюре, и набрала номер единственного человека, который мог ей помочь в этой ситуации. Спустя несколько протяжных гудков, звонок перебросился на автоответчик. Если Джойс не изменяла память, сегодня у Итана был выходной, а значит, он мог быть сейчас где угодно! – Привет, это Итан, к сожалению, я сейчас не могу ответить на звонок, оставьте сообщение, и я постараюсь вам перезвонить сразу, как получу его. – Как только она услышала его голос, пусть и в записи, её сердце бешено заколотилось, и почему не понятно. Вообще в последнее время их отношения стали какими-то странными, они вроде друзья, но что-то все равно было не так.
«Дети - это маленькие дьявольские цветочки» Кэтрин

https://67.media.tumblr.com/4e950ebdcb6456392399aa2c5b22cac3/tumblr_octdkpNJrd1us77qko1_1280.png

don't yawn, cause this is Africa

Лучшая игра недели

– Оп, извини, друг. В любом случае, это гадость редкостная, – и только отсалютовав свободной рукой из-под шляпы, Купер узрел великое сияние. На бейджике, небрежно засунутом облитым теперь чуваком в карман, сияла неземным светом полоска с названием журнала. «National Geographic Traveler». Звучало почти как хор ангелов даже на Манхеттене, а уж посреди Конго в особенности. Меньше минуты в баре, а впечатлений уже на несколько дней вперёд! Купер перевёл взгляд на деву, и начал усердно вспоминать, как передвигать ноги, чтобы это приняли за танец. Три сестры  – это вам не шутки шутить, и каждая из них считала Рипли отличным парнем, которому достаточно быть собой, чтобы нравиться всем девушкам без исключения. Ну, а семья – это, конечно же, святое. Так что Купер свято верил, что танцует просто отлично. Он был фокусником, клоуном, мимом, акробатом, до великого танцора оставалось совсем чуть-чуть. Правда, красную и, что не маловажно, чистую футболку девы немного заслонял оставшийся позади парень из журнала мечты, но Рипли всё равно проявлял чудеса стойкости, глядя Элис не ниже подбородка.
Рипли

Но не в её правилах было лизать задницу даже тем, кто мог бы пригодиться. Льюис Джордан не понравился ей сразу, и за время знакомства впечатления о себе никак не улучшил. Вот и сейчас его кислая мина отлично вписалась в уже нарисованный в воображении портрет, довершая образ брюзги, хама и законченного эгоиста, очевидно, жившего с мамочкой и пятью кошками. Может быть и шестью, в деле с пушистыми никогда не угадаешь.
- Первую часть веселья ты только что организовал, – отвесила щедрый комплимент новому знакомому Элис, наконец-то имея возможность рассмотреть его более детально. Под полями шляпы, не смотрящейся дико среди собравшихся, половина из которых успели упаковать макушки в банданы и парочку иных видов головных уборов, пряталось симпатичное, открытое, да ещё и выбритое лицо, что, если взять в расчет новомодные веяния по части моды на бороды и условия, предоставляемые Конго, могло свидетельствовать как о том, что парня просто мама хорошо воспитала, так и о том, что он просто прибыл сюда не так давно, например, пару часиков назад, а, может, как и она, - пару десятков минут.

Элис

Есть только вечное "вчера"

- Нет.. нет.. нет.. – кричала она навалившемуся словно ледяной шквал кошмару. Отвратительная рожа бандита  мелькала перед глазами. Странно, страшнее всего было видеть остроносые лакированные туфли, забрызганные ее кровью и дорогим вином. Пряжки безжалостно вонзались в тело, нанося рану за раной. Ломали ребра. Даже во сне Мария чувствовала, как трещат кости, как уходит жизнь.
Не справедливо и сегодня встретиться с самым страшным из кошмаров. Даже из могилы МакЛин норовил испортить ей замечательную ночь. Но ведь рядом ее монстр. Тогда он пришел.. хотя Мария и не ждала спасения. Молила о скором конце.. Теперь же она искала Бена глазами в темной комнате. Звала. Молила прийти и спасти. Холод приливной волной заставил захлебнуться собственным страхом. Тянул за собой неприглядный хлам прошлого, бросая его в девушку в ответ на неутихающие мольбы. Бен проходящий по коридору. Бен не замечающий ее.. такой незнакомый и чужой. Девушка не хочет помнить Арчера таким..
Мария

Эта ночь могла быть одной из таких, когда одним взмахом головы и распахнутыми глазам можно прогнать пелену с глаз и вернуться в мир живых, но она такой не стала. Как только руки Бенджамина обвили тонкий стан, а глаза утомленно закрылись, мужчина погрузился в тревожные тени прошлого, настоящего и будущего. Время смешалось, а он не знал, в какую сторону идти, чтобы выбраться на свет. Мария всегда была его светом, но ее там не оказалось. Нигде. Действительно, что делать ангелу в полной темноте? Во тьме никто не увидит белоснежных расправленных крыльев, не увидит улыбки и глубокого взгляда голубых глаз, который она дарила Бенджамину каждый день и каждую ночь, проведенную вместе. Он слишком поздно стал это ценить, поэтому был брошен в темноту без возможности быть спасенным. Еще не время возвращаться. Еще пару часов в обществе кровожадных демонов, чтобы напомнить ему, кто он есть на самом деле.
Кто? Чудовище, не заслужившее любви и прощения. Он так и останется один, закованный в черную коробку темных воспоминаний. 
Бен

И кипятильник свой заберите!

- Да ты гонишь, неужели никогда не был на море? - мелкий братушонок Азика, прихваченный с собой, чтобы в случае чего было кому сесть за руль и сгонять в соседнее село не на дискотеку, но за водкой, покачал головой.
- Ну это же пиздец! Пацану девятнадцать, а на море не был! - Хасика на волне крокодильих слез накрыло, он покидал лук в шурпу и растолкал Али.
- Поехали на море!
Тот выкатил глаза, воодушевленно икнул и тут же снова вырубился. Ахмед робко пытался возражать, но Хасик остановил поток его слов авторитетным:
- И не ебет!
Через полчаса машина набилась полумертвыми, а значит готовыми на любые авантюры, телами, Хасик сел за руль, с сожалением замечая, что у федеральных трасс даст управление своей красавицей единственно трезвому Ахмеду, обещая в случае чего не только показать, но и утопить того в море. Быть его штурманом и бессменным капитаном данного корабля. Но не успев попасть на пассажирское сиденье, вырубился. И Ахмеду на одной из заправок пришлось облапать Хасика, брезгливо морщась от мокрых и смятых купюр, но на его лице отражалась радость. Через шесть часов он увидит море. Самое настоящее море.

Дамиан/Хасик

- Ой, здрасьте! – и вмиг всё это прекрасное пышное тело, завернутое только в полотенце, которое прикрывало ровным счетом ничего, оказалось впереди Авроры и быстро просканировало питекантропа на наличие колец и любых других отметин отношений.
- Ирэн, приятно познакомиться.
- Авр… - попыталась представиться наша героиня, но не успела, так как подруга начала бомбардировать самца пулеметной очередью своего природного балабольства.
- А вы не местные? А так похожи. А мы из Питера, только с самолета. Знаете, Северная Венеция?
- Это твоя Венеция – Южный Питер! – обиделась Аврора, коренная петербурженка, половина родственников которой скосила блокада.
- …Вот решили по родным краям поездить, - продолжила Ира, не обращая внимания на Аврору. Кости погреть, старая ты кошелка.
- Проклятые плебеи! – картинно затушила окурок о стенку, и, не найдя никакой пепельницы, понесла того в клозет, хлопнув дверью балкона. Потому что наука наукой, но ничего не умаляло тог факта, что на фоне ландшафта подруги они сама смотрелась более чем убогой доской. Как-то внезапно захотелось то ли нажраться, то ли разрыдаться, то ли утопить Иру в море-озере, то ли все вместе, и можно без свидетелей.
Джон/Аврора

У меня был тяжелый день. Последние полгода.

Ему более не хотелось видеть Медею, он не желал глядеть на то, как под его же взором тает его последнее упование, он лишь жаждал насладиться тем, что позволило бы ему забыть... Но он не верил в их будущее.
- К обеду мне нужно быть на работе, - чуть слышно хрипло сообщил Рэй девушке, что наконец раскрыла глаза и спросонья пыталась отыскать взглядом часы, но обрела их на руке ее обнимавшей. - Оставайся у меня, если хочешь... тебе совсем не обязательно уходить, - он ожидал ее ответа прежде, чем наконец расстанется с живым теплом, с легким дыханием патолога, нежностью ее юного тела... с целым миром в ее темных очах, глядеть в которые не было сил - мужчина начинал осознавать, что ныне живет в ее глазах, несмотря ни на что, на все, что успела она узнать. - В любом случае... я с нетерпением ожидаю от тебя завтрака, - приятно улыбнулся он поднявшей на него лицо девице. Но при этом хирург находил гораздо более предпочтительным не посвящать ее во все грани правды, и даже не потому что та сбежит, испугается или наведет на него полицию - совсем нет; Рэй просто знал, по своему трагическому опыту, что жизнь его во лжи куда спокойней и прекрасней выворачивания истины наизнанку, особливо в случае, когда эта истина страшнее за любую выдумку.И ни один из его жестоких мороков никогда не сможет затмить собою то зло, что привнес в этот мир сам Макинтайр.
Рэй

Да, он не был в ее жизни лучшим, забирая больше, чем отдавал сам, но с другой стороны, ценность ушедшей в скорый рассвет ночи была гораздо выше удовольствия. Ее промороженное нутро, которое сводило нестерпимой болью от каждого вздоха, вновь стало наполняться теплом. Ее страх завтрашнего дня, ступающий по пятам, заполняющий все пространство вокруг, хоть на несколько часов сменился плотской болью, уже давно ступающей в ногу с удовольствием, а после пробуждением, когда утреннее солнце несмелой полосой подбиралось к ним по светлой шерсти ковра
Он заговорил первым, вызвав на губах ленивую улыбку и лишь более крепкие объятия, когда не желавшая принимать утро – как не отвратимую реальность, девушка еще теснее прижалась к мужчине, чувствуя его тепло и напряжение нежной кожей обезвоженной ладони, что скользнула вверх по груди и легла на губы, закрывая собой назойливую помеху бархатистого голоса.
- Заткнись, Макинтайр. Я отлежала тебе руку и оперировать ты сегодня не сможешь. – Он чувствовал ее улыбку, хотя увидеть смог лишь тогда, когда вслед за продолжавшей движение ладонью, не задержавшейся на губах, Медея приподнялась на локте и заглянула в глаза своего ночного мучителя. – И я отлежу тебе все остальное, если захочу, чтобы ты оставался в постели. Это угроза.

Медея

Жили они долго и счастливо, пока не встретились

- Отличные слипоны, - объявила она наконец, и улыбка её стала немного живей, чему не мало способствовал аромат и вкус божественного латте, поднимавшийся из-под крышки парок окутывал лицо Ло облачком блаженного тепла. - И вообще, прикид что надо, - она одобрительно кивнула, потом нахмурилась, прислушиваясь к словам второго встреченного ею живого американца, если не считать туристов, которые попадались ей в Марселе, но те американцы были совсем другие - зажиточные, ленивые, праздные, находящиеся далеко от своих родных мест, а Элиас был тут совсем как рыба в воде, он мог и хотел помочь, и говорил сейчас дельные вещи, к которым стоило проявить внимание. - Ты прав, идти мне некуда. Я могла бы позвонить своей подруге и узнать, как связаться с теми людьми, что ждали меня сегодня вечером... - она вопросительно посмотрела на Элиаса, как бы доверяя его суждению гораздо больше, чем своему. - Ну это... чтобы тебя не очень грузить. Ты, конечно, ужасно милый, но ведь и ты меня совсем не знаешь, а вот так зовёшь к себе жить, - Лорен покачала головой и рассмеялась, взяла предложенный ей коржик, но не откусила сразу, хотя живот уже сводило от голода спазмом. - С ума сойти можно. Хотя, раз у тебя там коп тусует, то конечно. Бояться нечего.
Лорен

- Ты не идиотка, – негромко и по возможности мягко сказал он, рассматривая девушку чуть внимательнее. - Такое может случиться с каждым. Особенно в первый день в Большом яблоке, где ни минуты покоя. Знаешь, даже я, когда был помоложе, – Лис сказал это с особенным удовольствием, - не раз попадал впросак из-за своей доверчивости и искренней веры в людей. Э-э-э, я не хочу сказать, что я сейчас не такой, но всё-таки уже пару лет у меня никто не тыбрил кошелёк в метро или телефон, что можно считать моим личным достижением.
Когда он волновался, заткнуть Элиаса не мог никто, даже он сам. Ему нравилось говорить, заполнять неловкие паузы, которые обязательно возникали при общении с другими людьми. Лис не упустил взгляда, которым окинула его Лорен, и на секунду задумался о том, что он для неё, наверное, выглядит весьма и весьма смешным. Сама она была… ну, красивой, наверное. Но он уже об этом, кажется, думал, не так ли? Бросив взгляд вниз, на свои обожаемые слипоны, Кэрролл растянул губы в искренней улыбке, совершенно довольный полученным комплиментом. Вот знал же, что они могут понравиться, не зря так долго воевал за них на сайте магазина странных вещей!
Элиас

https://67.media.tumblr.com/a6ed634ffb7190bb042475ba69a37b4d/tumblr_octdw9l2iT1us77qko2_1280.png

http://savepic.ru/11904321.png
Уильям
посмотреть

http://s4.uploads.ru/AzPLZ.gif
Камилла
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1476890968/5fb511e5/14584696.png
Рауль
посмотреть

http://s4.uploads.ru/fntRQ.png
Скарлетт
посмотреть

http://sd.uploads.ru/EJotC.png
Матиас
посмотреть

https://67.media.tumblr.com/95b9978b388dc9e44ddbf4f38a995201/tumblr_ofe2amW8Sz1us77qko2_250.png
Амелия
посмотреть


0

6


https://67.media.tumblr.com/0b984ace7ff06bc7cb40a62a686a7ecc/tumblr_og85bplvLi1spd9kco10_r1_1280.png

https://67.media.tumblr.com/c38a1268c8d3c100a71135d671244a4c/tumblr_og85bplvLi1spd9kco7_r1_1280.png
Я ненадолго останавливаюсь у выкрашенного в белый забора. Краска потихоньку начала трескаться и осыпаться на землю старой кожей, задень - оставит стружку на пальце. Хорошо бы покрасить заново, Мелани не любила все эти домашние дела, потому частенько ее окружающая среда казалась старой, изношенной, неухоженной. Вот и этот забор; она проходила мимо изо дня в день, но так и не удосужилась заметить первые признаки тления. Я мог бы позавидовать ее внимательности, но лишь сдираю краску ногтем - она остается белым следом под ним, неприятно царапая кожу. Я мог бы помочь, мог бы исправить, починить все это медленное угасание. Привести в порядок хоть что-нибудь. Но нет, нельзя браться за дела, нельзя обещать себе отремонтировать, сделать что-то лучше, когда-то что-то внутри себя уже не починишь. Это неправильно.
У меня была жена. Нет, она не умерла, попав в какую-нибудь катастрофу, не погибла трагически, не перенеся нашего разрыва. Напротив, с тех пор, как мы развелись, ее жизнь стала лучше: я видел ее лицо на больших плакатах в лучших городах, я читал ее интервью в газетах, видел фото, на которых она с нашими детьми гуляет по улицам Нью-Йорка, Парижа, Милана.. Каждый новый город - новые фото, новые объятия, новые акты любви, которые я только и имел, что возможность наблюдать. Не приближаясь. Не прикасаясь. С некоторых пор мне кажется, что я не имею на это права, так что я уезжаю, я отодвигаюсь, я бегу, чтобы не делать им больно, чтобы не заставлять видеть меня таким. Видеть таким, каким я стану. Моя любовь слишком крепка для того, чтобы эгоистично вынуждать их тосковать по мне, сожалеть по мне, плакать. Их слезы сделают мне больно. Они раскрошат мое сердце. Растопчут башмаком с железными шипами, до полной ненависти к себе, хотя мне кажется, что дальше уже некуда. Но человек всегда находит, куда падать. 

читать продолжение: «home is where it hurts»

Я люблю тебя.
Под стробоскопами, лаская одну и ту же попавшую под руки девчонку, наблюдая за выражением твоих глаз. За тобой, кто способен вынести грубые ласки, те, что оставляют синяки на нежных и хрупких телах и наполняют комнату криками восторга, вылепленного из чистой боли. От этого невозможно уйти, скрываясь в морозных подворотнях, помня пьяные поцелуи. Запутываясь в ловушке, где не важно, кто муха, а кто паук, потому что
Я люблю тебя.
Сонно крича, чтобы свалил с капота лощенной тачки, забирая под сердце, нотами и словами твоих песен, эгоистично обращая их к себе. Жадной, звериной потребностью, теряясь до саморазрушения в тебе. Моим богом. Моим проклятием. Дьяволом. Змеем-искусителем... и стены падают, оставляя обнаженные нервы и переломанные принципы, моя черная дыра микрокосмоса под названием Марсель Коти. Там где нет "я" и "ты", только мы, воспользовавшиеся возможностью
Я люблю тебя.
Испытывая раздражение и мечтая о неповиновении. Ненавидя за зависимость. Ты же пусти мои жилы на струны, забери бой пульса в моих висках на барабаны, только не отворачивайся, только будь. А я выжгу в твоей груди такую дыру из боли, что заставлю тебя не_забывать_обо_мне_ни_на_мгновение... а после... жалкие крохи судорожных касаний, безумие и жертвенные агнцы, и ничего не замечая от крови, осевшей на ресницах, сам отберу твою жизнь, не отдавая никому. Уничтожая мир, погибну, чтобы возродиться вновь, потому что ничто не в силах бороться с тем, что
Я люблю тебя.
Первой острой юношеской запретной любовью. В пыли и песке, вырезая свои метки на твоем лице, в лучах предрассветного солнца, в уютных и тихих кафе, в каменных деревушках... ты забавный... многие мечтают о деньгах или машинах, а ты хочешь нарисовать коров. Уповая на нежность, дрожа от нетерпения, распадаясь на сотни тысяч частей и оживая от одного робкого касания. Я больше не боюсь... мне не нужен мир, в котором нет тебя. Нет.. нас. Я сдохну. И будь у меня силы я бы спрятал тебя на самом высоком утесе, и укутал в мох, чтобы никто и никогда не нашел, ты только мой, Марсель, я не хочу тебя... терять, ты мой... и за чертой я поспешу к тебе, когда в одну полоску сольется небо и море, и даже тогда
Я люблю тебя.
Меняя страны, отрекаясь от принципов. А знаешь, что море утратило свой цвет? Я больше не чувствую аромат и вкус свежевыпеченного хлеба. И даже скалы упали в воду, им незачем больше возвышаться над волнами. Мне плохо без тебя.. А знаешь, что бы я сейчас с тобой сделал?.. Вся моя жизнь состоит из наших встреч и ожиданий. А знаешь, как я умру? И целого мира мало, чтобы вместить то, что вырывается из искореженного металла в ущелье. А мое море пахнет тобой, Марсель...
Я люблю тебя.
Пусть ты сводишь с ума, пусть между нами пропасть параллельных вселенных. Нет ничего, что мы не преодолеем.. может моей гордости. Но я буду верить. Я буду бороться. Иначе делать следующий вздох - бессмысленно. Задыхаясь в мире, где нет нас, ловить губами бурю перемен. С северных морей, фотографиями, на которых никогда не будет нас, старыми ранами. Выжжено и предопределено, что мы встретимся вновь, пусть и в мечтах тех, кто продолжит дышать после того, как на губах замрет навечно
Я люблю тебя.
Меня ломает, что в этом своем путешествии во Францию ты один.. что я где-то потерян, может мой багаж задержали? Или треклятая гордость заставляет выдержать паузу? Жаден до каждого прекрасного слова, написанного не для.. нас, но мне дает тепло вера в то, что ты знаешь - я всегда рядом, не оправленными письмами, потерянными посланиями, незримо, от первого разделенного вздоха до бесконечности. У нас всегда будет наше море.   
Я так сильно люблю тебя.
   
(с) Дамиан

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://67.media.tumblr.com/b3a25c19a28cf3c4ad0909d3ae489f61/tumblr_oft8lq3OvG1us77qko3_75sq.png
Эйдан

https://67.media.tumblr.com/cd426229beefd1faba18b8421d0f18e3/tumblr_ofhvextNPw1us77qko2_75sq.png
Кит

https://66.media.tumblr.com/cc271ca4a96400817d3aabd75f7fbf14/tumblr_og85bplvLi1spd9kco2_75sq.jpg
Лианна

https://67.media.tumblr.com/5338ba089205d2148bc5622eb39529e4/tumblr_og85bplvLi1spd9kco3_75sq.jpg
Мэтью

https://66.media.tumblr.com/835470f6f8799abb411f199f802b459d/tumblr_og85bplvLi1spd9kco1_75sq.jpg
Дейна

https://65.media.tumblr.com/d2dd3e6f34c313c859776e13d36fa892/tumblr_odunxmvTqY1us77qko2_75sq.png
Алесса

https://67.media.tumblr.com/046351eb07ca8bed8265b409c56e06cb/tumblr_octdw9l2iT1us77qko3_1280.png

Привычка притупляет чувства. Любые, даже чувство стыда, особенно глупое и неуместное, если тебе хочется хорошо поесть, помыться в горячей воде и отоспаться на мягкой постели, а прямо перед тобой человек, которому всё это ничего не будет стоить. У которого есть всё, о чём ты только можешь мечтать, и гораздо больше. Ребёнку особенно легко привыкнуть к тому, что о некоторых вещах приходится не только просить, но, иногда, вымогать их хитростью и обманом, однако Тоби замешкался, всего на пару секунд смешавшись при виде откровенного ужаса и паники на красивом лице женщины, которая могла бы быть его мамой, если бы та не умерла два года тому назад.
Тоби почти не помнил её теперь, время, помогавшее ему расти, постепенно наращивавшее сантиметры на его костях и мускулах, с таким же упрямым постоянством выметало из его воспоминаний прошлое, казавшееся сейчас невероятно далёким, почти фантастическим. Он привык к постоянной перемене мест, к неизбежному холоду и грязи, к тому, что он очень редко может поесть досыта. Тоби бывал голоден почти всё время - не только из-за проблем с наличными, а потому что он рос, вытягивался и ему всегда требовалось немножко больше, чем раньше. 

«We lost a world the other day» Энджел

Эш ненавидит, когда ему снятся сны. В них все слишком идеально и искусственно. Чья-то ненастоящая, чужая жизнь, которая никогда не станет явью, и от этого раздражение, охватывающее его в тот самый момент, когда серебристая дымка сна рассеивается, заставляя проснуться, только усиливается. Так было каждый день из всех восемнадцати лет его никчемной жизни. Но сегодня все по-другому.
Когда Эш открывает глаза, ему поначалу кажется, что сон продолжается — и это не он валяется в мягкой, теплой, но чужой постели, обнимая огромную подушку. Не он жмурится, прикрывая заслезившиеся глаза от назойливых лучей полуденного солнца. Не он переворачивается на спину, глупо уставившись в потолок, и считает трещинки на побелке. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но постепенно вспоминается искаженное злобой лицо отца, растерянные голубые глаза, кажущиеся почти синими в неверном свете подъездной лампы, и весь этот фарс, что они пережили накануне. Эш закрывает лицо ладонями и тихо стонет от досады — осознание бьет по мозгам, словно отбойный молоток по бетону.

«bad decisions» Оушен

Возможно, все еще не вполне понимая, что именно делает, подчиненная воле глубинных слоев своего разума - тех, где сидит чуждое всему живому чудовище - Мэдисон останавливается и, с отрешенной улыбкой погладив пса, достает из кармана куртки телефон. Она зажимает его в своих пальцах уверенно и отчужденно, словно оружие, и делает несколько снимков: затянутые туманом закоулки погруженного в осень Центрального Парка - детские качели, со всех сторон окруженные серыми кустарниками, деревянные столы, покрытые тонким кружевом ледяной корки - отпечатываются на другой стороне ее глаз, словно выжженные тавро. Остановившись и не обращая внимания на недовольство соскучившегося по долгим прогулкам пса, Мэдисон несколько секунд покачивается из стороны в сторону, склонившись над экраном смартфона, и лишь затем, бросив в воздух несколько спокойных, но неразборчивых слов, достает из кармана резиновый мячик. Вокруг никого. Никого, кроме темноволосой девушки и ее собаки, гоняющейся за прыткой игрушкой. Никого, кроме Мэдисон Монтгомери и ее призраков.
В отправленном по несохраненному номеру сообщении, помимо двух приложенных фотографий неопределенной части Центрального Парка, - всего несколько слов. 

«Back when I was a child» Мэдисон

Куда больше его не задело даже, а почти ударило под дых это её вскользь брошенное «решу проверить на практике». Купер чуть откинулся назад, облокачиваясь на барную стойку, и обвёл помещение с суетящимися корреспондентами довольным и едва ли не снисходительным взглядом. Видели? О, как! Но, скорее, просто наблюдая за реакцией остальных присутствующих здесь мужчин. Было бы дико обидно вспомнить, что пробираясь по влажному тропическому лесу, случайно лизнул особенно яркую лягушку, и прекрасная дева со своими намёками – просто плод буйного расшалившегося воображения.  Может, поэтому Джордан и корчит такие страшные гримасы из угла, ибо залётный парень не только облил его пивом, но и теперь уминает в одно лицо фу-фу, занимает целых два стула и разговаривает вслух сам собой. И, да. Раз такое дело, то это может быть и не Джордан вовсе, а какой-нибудь Карл. Вот на этих мыслях Рипли сообразил, что самогон незаметно добрался и до него тоже.

«don't yawn, cause this is Africa» Рипли

Легко быть смелой на бумаге, когда заглядываешь в глаза собственному страху прописными буквами, выведенными черной гелиевой ручкой на безупречно белом листе. Со временем он пожелтеет, а, может быть, вовсе окажется разорванным на мелкие кусочки или после яркой вспышки слова угаснут в языках пламени и навсегда обратятся в пепел. Или написанное найдет покой за замком в ящике стола, где с каждым днем чернила будут выцветать, сначала незаметно въедаясь в бумагу, затем растворяясь в ней, оставляя только обрывки фраз и силуэты картин прошлого, пока не исчезнут совсем.
Но ни время, ни вода, ни огонь не в силах изменить того, как сильно я тебя люблю. Вопреки правилам грамматики эта фраза никогда не будет изменяться по временам, она лишена прошлого и будущего, и ее правильное звучание останется только в настоящем. Я люблю тебя, Люк. Иногда мне кажется, что я говорила тебе эти слова слишком редко, боялась, что по мере того, как произношу их, они теряют свою ценность и значимость, перестают передавать то, что я действительно чувствую.

«3 281 feet above the sea» Маргарет

Мы - люди. Живые. Обычные люди. Семья, в которой ссоры обычное дело, тем более с характерами, которыми каждый из нас наделен. Но сколько бы мы не ругались, я всегда знаю одну простую вещь, что если кому-то из нас понадобиться помощь, вся обида будет забыта в ту же секунду. Я знаю одну простую вещь, что узнав о том, что мои руки по локоть в чужой крови, ты не будешь смотреть на меня с осуждением, а возьмешь мои руки в свои и поможешь эту самую кровь отмыть, помогая избавиться от ночных кошмаров и терзаний моей совести. Ведь это действительно мечта каждого мужчины, иметь рядом с собой сильную женщину, в чьих глазах всегда можно разглядеть любовь и желание посидеть в молчании, когда это требуется. Для кого-то мечта, а для меня моя собственная жизнь, в которой я иногда путаюсь, все еще не веря в происходящее. Все еще сложно. Иногда. Когда во мне мелькают сомнения в собственных силах и появляется страх тебя подвести, ведь именно ты в меня веришь безоговорочно. И на нашей совести не мало вещей, которые вряд ли можно оправдать перед Богом, но перед друг другом нам уже давно не нужно оправдываться.
«.я прошу тебя, просто будь» Леннарт

https://67.media.tumblr.com/4e950ebdcb6456392399aa2c5b22cac3/tumblr_octdkpNJrd1us77qko1_1280.png

я такой же - я хочу кричать

Лучшая игра недели

Лед стучит в стакане - она слышит это даже за сумасшедшими битами. Здесь шумно, здесь воняет потом, а из туалетов тянет куревом. Локти липнут к стойке, то ли от духоты, то ли от слоя чужих соплей. Ей плевать.
Вчера ее зеркало разбилось. Рассыпалось не осколками, но ровной трещиной, на тех, чей мир в пути. И тех, чья вечность - стоять у окна и ждать. Она смотрела в отражение и не могла понять - то ли она умеет уходить, как будто в этом вся земная суть, то ли ждать как никто и никогда. Она примеряла это новое осознание на себя, как маленькие девочки примеряют платья на новогодний бал: розовое или фиолетовое? Теплое или холодное? С пышным подолом или рукавами-фонариками? Да нет, это все надуманные взрослые сложности. Платье в сущности одно и то же. Она примеряла это осознание до легкого головокружения. Чтобы потом подняться среди ночи, выйти на улицу по колено в сизый туман. Очутиться здесь, за три квартала.

Джэнни

Сегодня дверь кажется холоднее обычного. За ней — тишина, ни призвука, ни звона, ни рваных нот сонат безумных музыкантов, что призывают судьбу к своим дверям. Только холод. Он сразу представляет худшее за дверью: кровь у виска, запутавшуюся в белых волосах, безвольное тело со сломанной шеей, подвешенное за провод удлинителя к люстре, рассыпанные по полу таблетки и пролитые остатки вина, окровавленная ванная и вскрытые вены, - ей могло прийти в голову все, что угодно, и он прекрасно это знал.
-ДЖЭННИ! - с силой врезается плечом в дверь, но та остается неприступной. Плечо мгновенно начинает ныть дикой болью: Мэтт так и не научился рассчитывать силу, наносить правильные удары или выбивать двери. Боль вернула ему способность мыслить хоть немного здраво, и, растирая ушибленное плечо, Салливан задумался о том, что еще могло произойти с его сестрой.

Мэттью

wrong side of heaven

Я делаю последнюю затяжку и щелчком выбрасываю окурок в ближайшую лужу. Подняв воротник куртки, чтобы закрыть шею от ветра, я прячу руки в карманы и жду еще пару минут, прежде чем зайти в здание редакции. Вставая утром с кровати, я уже ненавидела этот день. Раздражало буквально все. Шум дороги. Щелчок зажигалки. Шарканье впереди идущего мужика. Скрип двери. Шелест страниц. Стук по клавишам. Я слышу все это даже сквозь музыку в наушниках, и это неимоверно бесит. Сказывается бессонная ночь, поэтому я заливаю в себя залпом гадкий дешевый черный растворимый кофе без сахара и сажусь за рабочее место. Стол напротив пустует. Впрочем, как и всю неделю. Крепко сжав зубы, я усилием воли удерживаю на подступе к чужим ушам ругательства.
Кем бы ни был этот Уильям Эллис, он пиздец дохера о себе возомнил.
Беготня работников редакции туда-сюда утомляет. Трижды за утро я задавала вопрос, могу ли я заняться чем-то полезным. И трижды за утро мне отвечали, чтобы я донимала своего наставника, а не мешала взрослым дядям и тетям работать.
Сукины дети.
Эмили

Когда одним прекрасным вечером Эбигейл Тернер исчезла, Уилл впервые в жизни прочувствовал смысл выражения «земля из-под ног ушла». Вернувшись в свою квартиру почти за полночь, совершенно измотанный бесполезными попытками выяснить что-либо о тех людях, которые реально могли навредить Эбби, он не нашел там ту, ради кого, собственно, старался. Женщина как будто испарилась. Эллис мгновенно перебрал в уме пару десятков вариантов, что с ней могло случиться, и среди них не было ничего в духе «она вышла за хлебом». Хотя бы потому, что Эбигейл, по обоюдному согласию, вообще не должна была высовываться из дома, пока Уилл не поймет, что им делать. 
Обыск квартиры ничего не дал. Тернер не оставила ни записки, ни какой-то ещё зацепки, ухватившись за которую можно было бы догадаться, где она и что с ней. Визит по адресу, где ранее обитала Тернер, принёс пользы не больше: там обнаружился домовладелец, жующий кусок пиццы. Он пожал плечами и поведал, что арендаторша съехала без объяснения причин, правда, заплатила за полный месяц. Только он её не видел, просто нашел конверт с деньгами и ключом в почтовом ящике.
Уильям

Поговорим о ценах на недвижимость?

Ирма откинулась на спинку кресла, ощущая как наваливается усталость, а еще нужно отвезти документы в прокуратуру. На одном из объектов произошла авария и следователю нужны были материалы по делу. Такие дела не принято откладывать на потом. До конца рабочего дня оставалось чуть больше часа, а мистер Блумберг безбожно опаздывал уже на 40 минут. Все-таки это свинство, так не поступают. А завтра на собеседование придет новый сотрудник и Освальдо просил лично с ним переговорить, хотя это было обязанностью девушки из отдела кадров, но приказы начальника нужно исполнять, даже если это всего лишь мелкие прихоти. Странные отношения у них с Освальдо, когда-то он ее подставил и девушке чуть не пришлось сесть в тюрьму, а сейчас они с ним лучшие друзья. Жизнь очень странная и непредсказуемая, никогда нельзя сказать уверенно на какой стороне ее стоишь. Почему-то именно в такие моменты накатывает романтичная грусть, скорее всего она является следствием усталости, как моральной, так и физической.
Ирма

Почему он опоздал? Сложно было сказать. Не из-за непунктуальности или неуважения чужого времени. Ведь эта встреча нужна было в первую очередь ему самому. Не придёт вовремя – не получит того, к чему стремился. Вот и всё. Конечно, посмотреть на часы было вполне в силах Блумберга, тем более что он носил на левой руке золотые Роллексы, которые, впрочем, были скорее аксессуаром, чем техническим средством.  Карл смотрел на циферблат время от времени, но чаще всего то, что он видел, ни о чём ему не говорило. Одна минута могла тянуться бесконечно, а вторая пролетать, словно секунда. Карл существовал вне времени, как одна параллельная вселенная с другой, и поэтому плохо понимал его. Он признавал, что время существует, что оно необходимо, чтобы не потеряться в пространстве среди людей. Как иначе можно определить момент встречи с кем-либо? Только ориентируясь в стрелках или цифрах, также как он определял по карте координаты местности – широту и долготу, или улицу и дом.
Карл

Why are we Strangers?

- Она скучная. Очень скучная, - Бартон был недоволен первой встречей со своей будущей женой. Все в ней его начало раздражать. От манеры одеваться, до того, как она говорит, - ей нужен такой же ханжа, как и она сама. И никак иначе, - Бартон развязал галстук на своей шее и кинул его в сторону, вальяжно упав на диван.
- Ты сам ее выбрал. Вот и смирись со своим выбором, - ох уж этот французский дипломат, - в конце концов. Это брак не по любви. И дома появляться вовсе необязательно. Во всяком случае каждый день, - произнес Жозе. И пожалел о собственных словах в тот же момент. Ведь Клинт ухватился за эту идею как за спасательный круг. Ведь и правда. Брак браком. А отдых по раздельности.
- Ладно, - протянул Бартон, - я согласен, - мужчина достал своей мобильный телефон и набрал номер Рейгейв который ему пол часа назад продиктовал француз, - Ева? Добрый вечер, это Клинт Бартон. Какие у тебя планы на завтрашний вечер? Никаких? – Бартон посмотрел на француза, который в данный момент показывал большой палец вверх, - тогда поужинаем завтра.
Алексей

Никак не могу взять в толк с каких пор так боюсь собственного мужа. Этот страх он первобытен, так наши предки боялись в буквальном смысле всего, что не поддавалось объяснению, но тогда необъяснимое роднилось с магией, в нашем же мире это скорее бы сочли отклонением и отправили на принудительное лечение. Клинта ведь когда-то вызывал во мне симпатию, хотя глубоко внутри, я уже с первой же нашей встречи отказывалась верить в то, что этот человек чист и невинен аки мессия. Я предпочитала напоминать себе, что все его черти, в существовании которых я не сомневалась, просто затаились. После чувство новой любви вскружило мне голову и о возможной опасности, исходившей от Бартона, точно шлейф дорого мужского парфюма, мною был забыт. Никто не мог знать, чем для меня обернется такое легковерие.
Я, абсолютно привыкшая к тому, что Жозе, после разговоров с Клинтом всегда находил для меня несколько минут своего драгоценного времени, поспешила ему навстречу, как только заметила его. В это, не скрою, я видела некое спасение для себя от общества Клинта еще на пару минут.
Ева

La migliore offerta

Копенгаген встречает непривычно холодной погодой. За бортом самолёта отметка ртутного градусника с трудом переваливает за +15 по Цельсию. Моросит бледный холодный дождь, изредка выбирается непокорное, капризное солнце, прогревая воздух чуть больше, чем до +18. Погода совсем не напоминает летнюю. Ступая на датскую землю, Матиасу жадно втягивает носом запах свежести, сырой земли и поздних тюльпанов. Кажется, Копенгаген утопал в жаре последние три недели. Вчера сюда нагрянул циклон, сдобрив местные мостовые качественными ливнями, украсив вечерние готические шпили зданий ослепительными грозовыми вспышками.
Подхватив на плечо дорожную сумку и небольшой портфель с документами, Матиас спускается по трапу первым, подаёт руку Эммануэль, раскрывает над её головой широкий зонт-трость. Город постепенно ныряет в прохладные августовские сумерки. На набережной включают желтоватые фонари, на центральной улице зажигаются в вечернем свете, витрины. Кристиансборг набрасывает на себя сине-белую вуаль вечерней иллюминации, ничуть не отставая от остального города, раскрашенного ночными красками.
Матиас

Мимолетная мысль, яркой вспышкой прокатившаяся по внутренней стенке черепной коробки, заставила итальянку улыбнуться, но тут же взволнованно прикусить губу ведь она впервые подумала о том, что хотела бы жить в таком месте... Со своей семьёй. «Семья» - слово, больно вонзающееся тупым лезвием под ребра, заставляющее задыхаться и вспоминать, как люди, за которых она каждодневно была готова умереть, почти что буквально подвязали однажды бетонную плиту за верёвку к её шее, и сбросили тяжёлый груз на дно венецианского канала, наблюдая как тёмная матушка «той, что позорит наше имя и нашу семью», исчезает за непроглядной водной гладью и только редкие лёгкие пузыри на поверхности говорят о том, что на дне ещё бьётся в агонии чья-то жизнь. Семья - для Эммануэль это было нечто вроде старинного фолианта, страницы которого пожелтели от времени, а корешок обветшал и вобрал в себя тошнотворный металлический запах крови; строки этого фолианта - целиком и полностью изжившие себя, сродни языческим, традиции, построенные на принципах слепой преданности и невозможности прощения. Семья - для Эммануэль это не было чем-то теплым, крепким, не было синонимом счастья, только бесконечный перечень правил, свод законов, предполагающих неукоснительное им следование.
Эммануэль

https://67.media.tumblr.com/a6ed634ffb7190bb042475ba69a37b4d/tumblr_octdw9l2iT1us77qko2_1280.png

http://sh.uploads.ru/ufgJG.png
Камилла
посмотреть

https://65.media.tumblr.com/324daec5a79fea96c7696c16e70b7f64/tumblr_og2g10nali1spd9kco1_250.png
Джонатан
посмотреть

http://s6.uploads.ru/lcoKS.png
Джозеф
посмотреть

http://savepic.ru/12104950.png
Эмили
посмотреть

http://sa.uploads.ru/X0kKJ.gif
Мэдисон
посмотреть

https://67.media.tumblr.com/ed49a785e9ad20585607c89c4e260fc0/tumblr_ofvk5ehiNO1qdqywso2_250.png
Дейна
посмотреть


0

7

Заявка от Давида Кополлы

http://s019.radikal.ru/i606/1610/3c/f79b0dd0a81d.jpg

Имя персонажа: Sofia Copolla
Возраст: 16,5
Внешность: Taylor Marie Hill
Род деятельности: балерина, школьница


Описание персонажа

Отношения с персонажем:
моя дочь, старшая из двойни; есть брат - Руфус
Описание персонажа:
Does the New York City Ballet affect other places? Yeah, it lets people know they should come to New York.

София - имя красивое и сильное. Оно подходит тебе. Твои родители были очень молоды, когда ты появилась на свет. Про них говорили: «Смотрите, дети поженились», а когда родилась ты и твой брат Руфус, то все удивлялись: «У детей появились дети». Твоя мама дочь русская эмигрантов. Ее звали Николетта. Я встретил ее на Сицилии в оперном театре «Массимо» в Палермо, где ее отец был тенором, а мать – хореографом, а ранее примой-балериной.
Когда ты родилась, бабушка Мария взяла тебя на руки и сказала, что ты станешь балериной. Мы все с этим согласились. У нас была хорошая семья, хотя я с неимоверным трудом скрывал свою непереносимость отцовства. От этого бремени и угасающих чувств к твоей матери меня спасали частые командировки в США, где я решал дела, о которых предпочитал не говорить. Они были связаны с ценными картинами, эксклюзивными предметами роскоши, раритетными скульптурами, которые перешли мне в наследство от деда, а ему, в свою очередь, от отца. Законность этой миллионной коллекции весьма относительна. Твой прапрадед в годы Второй Мировой войны скупал эти вещи практически за бесценок у голодающих обездоленных евреев и фашистов, презирающих не арийское искусство. Эта коллекция – наш семейный секрет, София. В свои дела я не посвящал никого, даже твою мать. Может быть, однажды, я расскажу тебе обо всем этом, но пока ты говоришь, что твой отец – художник, галерист, дизайнер мебели.
В девять с половиной мы отправили тебя в Рим, в балетную школу при «Ла Скала». Ты не хотела уезжать. Звонила и плакала в трубку, но мать тебя не забирала, бабушка тоже твердо стояла на своем, а у меня просто не было времени, чтобы во все это вникать. Я завис между Нью-Йорком и Палермо и навещал тебя, сходя со стыковочного рейса через Рим. Прошел год, и ты привыкла, освоилась жить вдали от семьи, научилась держать удар и тяжелую конкуренцию среди других девочек в школе, у тебя появилась цель – танцевать лучше всех. И в этот момент уже отдалились не мы, а ты от нас. Я не заметил, как это произошло, а Николетта, ощутив твою холодность к ней в очередной свой приезд, поняла, что совершила ошибку. Ты, София, и с братом то не очень близка. Рожденные в один день, вы по сути росли по отдельности. У него была мать и временами отец, а у тебя был балетный станок и жесткие пуанты.
Тебе было почти одиннадцать, когда Николетта тяжело заболела. У нее был рак. Но за два года ты так отвыкла от матери и дома, что восприняла это известие относительно спокойно. Твои родители около полугода, как были в разводе. Я прилетел к тебе в Рим, чтобы забрать к матери и впервые по-настоящему тебя не узнал. Ты провела в семье неделю, а потом запросилась назад. Нельзя было пропускать учебу, и мы тебя отпустили.
Твоя мать умерла, спустя пять лет, когда тебе было шестнадцать. Ты была к этому готова. Твой взгляд был потухшим, но в нем читался вопрос, куда более важный, чем похороны матери. Он смотрела на меня и спрашивал: «Что же будет дальше?». А дальше, вам с братом пришлось переехать ко мне в Нью-Йорк. Сержио - ваш дедушка по материнской линии был решительно против, но он не имел право голоса. В августе 2016 года ты и Руфус поселились в доме, где я проживаю вместе со своим супругом (3 года в официальном браке) и полуторогодовалым сыном Рокко. Тебе, в отличии от брата откровенно плевать, с кем я там в браке. В мире балета полно танцоров с нетрадиционной ориентацией. Тебе просто я, как отец не особо интересен. Тебя больше волнует будущая карьера, ведь тебе пришлось оставить балетную школу в Риме, не доучившись в ней два полных года. Я устроил тебя на стажировку, как иностранку в New York City Ballet. Это была единственная возможность попасть в одну из лучших балетных школ мира, не имея американского гражданства. Знала бы ты сколько мне стоит твое обучение там? Учеба только началась, но тебе все не нравится. Из-за конкуренции и плохого английского сложно вписаться в среду как следует. Хореографы говорят, что у тебя безусловно талант, но итальянская «школа», очень разнится от американской, и потому ты сильно выделяешься на фоне остальных. Одни считают это безусловным плюсом, другие минусом. А ты переживаешь, что переезд – станет твоим приговором. Я не позволил тебе доучиться в Риме, хотя мог это сделать.
Тебе шестнадцать, София, и ты необычная девушка. Тебе не нравится нравиться. И от этого ты нравишься еще больше. При всей твоей грации в тебе есть что-то мужское. Некая жесткость. Самое чудесное – это твое лицо: цвет глаз, мягкость скул, рот. Приятно слушать твою негромкую речь, любоваться движениями, исполненными изящества и природной мягкой грации. Они – продолжение твоей красоты. Многие неуклюжи в этом возрасте, но только не ты. Ты столько всего знаешь, во всех тонкостях, интуитивно. Другим девушкам приходится учиться тому, что тебе дано от природы. Потому ты и завораживаешь издалека. О твоей красоте знают все - и парни постарше, и старики. И твои подруги тоже знают, и матери, и отцы, включая меня, для которого эта красота – как нож в сердце. Пожелай, и тебе принадлежали бы и взрослые мужчины, которые часто вертятся вокруг. Иногда ты уезжаешь с кем-нибудь из них – на машине или на мотоцикле. Но во всем этом нет того, что принято звать «любовью».


Ваш пост

пост

Как-то я спросил у деда Джованни, как познакомились мои родители? Он рассказал, что отец был почти на десять лет старше. Его семья всегда проживала на Сицилии, в Палермо, куда и переехала наша лет за тридцать до моего рождения. Семейство Кополла долго держалась настоящими итальянцами, не смешиваясь с «диковатыми нравами» сицилийцами. Но это было неизбежно. Веронику и Бартоломео любовь пронзила одновременно, в единый миг, такого ни с кем никогда раньше не случалось – прошу вас, не убеждайте меня в обратном, так как эта мысль когда-то служила мне утешением. Несколько лет они скромно поглядывали друг на друга, ходила на пляж, пили лимонад (мой отец не выносил спиртного), может быть танцевали, смотрели на море, думали о совместной жизни. Как только матери исполнилось восемнадцать, отец позвал ее замуж. Затем он успел втянуть мою мать в свои авантюры? Знала ли, Вероника на что шла. Тем не менее, через год совместной жизни появился на свет я. И совсем скоро все пошло не так… Не помню, чтобы испытывал каких-то чувств, перебирая старые фотографии. Я не был близок с матерью, а отца и вовсе не помнил. После того, как его посадили в тюрьму (об этом я узнал только после его освобождения) дед Джованни в устной форме запретил ей принимать какое-либо участие в моем воспитании и велел сменить фамилию на девичью. Пробыв недолгих два года Давидом Аньези, я сделался Давидом Коппола, чтобы замести все следы существования моего никчемного отца. Моя мать окончательно отстранилась от моего воспитания. Она относилась и относится к тому типу женщин, что живут в грезах, а не наяву. Творческая возвышенная понятная только ей депрессия – ее основной спутник по жизни. И хотя мать тоже жила в доме деда, ее присутствие было почти не ощутимым. Она проводила все свое время, сидя в кресле на открытой веранде – с книгой в руках или просто дремала. Она вела дневник. Интересно, на что были похожи ее записи? «Дорогой дневник, сегодня я опять ничего не делала?». Она не работала и была молчалива. Мальчишкой, разгоряченным после игры с товарищами у морского берега, я врывался в дом деда и пробегая мимо матери, останавливался на пару секунд, чтобы поцеловать ее руки. Она мягко улыбалась и легонько взлохмачивала мои непослушные кудри. И говорила: «Давид, ты мой прелестный мальчик». Вероника мнила себя томной героиней дорого исторического романа. Дед Джованни, однако, всегда напоминал мне: «Расскажи о своих успехах своей матери. Она должна знать». И я рассказывал, сидя на полу возле ее любимого кресла, склонив голову на его подлокотник, а мать гладила меня и что-т шептала. Вот такие были у нас с ней отношения. «Ее сердце разбито» говорил дед Джованни. «Его не склеить». «Будь добрым мальчиком, Давид, уважай свою мать». После того, как Бартоломео Аньези вышел из тюрьмы, они с матерью съехались. Поселились в живописном месте на озере Гарда. Это случилось почти сразу после моей свадьбы с Николеттой. Годами позже я возил на озеро детей. Мать пришла на встречу одна. И на похороны деда. Будто и не существовало человека, который являлся мне отцом…
И вот я сам отец. Троих детей. Итало-сицилийские байки о больших семьях воплотились на моем личном примере. Да чего уже там, у меня и собака есть. Как раз в этот момент Ирвин проскочил через входную дверь с улицы и умчался с мокрыми от росы лапами по направлению в нашу с Эллиотом спальню. Я только и успел мысленно ему пожелать: «Покайся!».
Сам Эллиот жевал блинчики, любезно приготовленные нашей домработницей тире няней, которая, в свою очередь, кормила Рокко. Малыш выхватывал ложку и говорил: «Я сам». Нина не перечила, но следила, чтобы он не уделался с ног до головы, а заодно и все вокруг. Присаживаюсь рядом с Элли и залипаю на лестницу. Нет, не так. Я буквально терроризирую ее взглядом, в ожидании, когда мои непослушные дети спустятся к завтраку.
- Потерпи немного, скоро он оправится и простит тебя, шепчет мне муж, а я лишь тяжело выдыхаю в ответ. Прежде всего я понимаю, что и ему несладко. София и Руфус тоже его ни во что не ставят. Дочь не так строга с Эллиотом только потому, что он красавчик. Девочки в ее возрасте уже умеют ценить мужскую внешность и во всю заглядываются на мужчин постарше. Я замечал, как София в присутствие моего супруга вечно поправляет волосы, старается прихорошиться, выпрямляет спину, хлопает длиннющими ресницами.
- Минута терпения – десять лет комфорта, - произношу я старинную итальянскую поговорку и целую мужа в плечо. И именно в этот момент мой сын Руфус появляется на лестнице и делает ТАКОЕ лицо. Я показываю ему, что заметил это, но вслух ничего не произношу. Как ни в чем не бывало я отвечаю на вопрос Эллиота.
- Какие на сегодня планы, повезешь детей в школу? Может, тогда и нас с Рокко закинешь в детский центр?
- Мне нужно заехать к Лауре (это мой адвокат, который улаживает проблему с американским гражданством для моих детей) в районе двенадцати. Хотя…, я думаю, получится решить все вопросы по телефону. Закину, да. Устрою себе выходной.
Руфус подбирает с пола ложку, которую только что уронил Рокко и отдает Нине. Малыш наблюдает за своим единокровным братом, а затем радостно произносит его имя. Ну, как имя. Часть от него: «Ру!» С буквой «Р» у Рокко проблем не было, разве что он по-детски картавил.
- Здорово, кудрявый человек, - произносит Руфус и легонько трепет Рокко за голову.
Далее, мой старший сын наливает чай, берет тарелку и садится за дальний край стола. Я смотрю на него строгим взглядом. Он понимает в чем причина.
- Доброе утро, Эллиот, - не хотя, как театральный актер произносит Руфус. – Как тебе сегодня спалось, - пауза, - с моим отцом?
- О, кажется, у нас дома завелся гомофоб, - шепчу я супругу и криво ухмыляюсь.
Руфус утыкается в телефон. Больше его ничего не интересует в текущий момент. Спустя пару минут на лестнице показывается Ее Величество София. Красивая до невозможности. Все знают об этом. Но по мимо гордости, красота Софии для меня словно нож в сердце. Ей нравится ловить на себе бесконечные мужские взгляды. Я ничего не знаю о ее сексуальной жизни в Палермо, но, надеюсь, что она с ней еще не произошла. И произойдет не раньше восемнадцать. Мне не нужна вторая Николлета, да и дедом я становится не планирую в ближайшие лет десять так это точно.
- Доброе утро, Элли, - мурлычет София и садится прямо напротив моего мужа. – Чудесно выглядишь. Новая рубашка?
Ну, понеслось.


Личные требования к игроку
Ну, привет. Я очень хочу, чтобы ты появилась, но есть несколько условий. 1) Грамотность – это очень-очень важно; 2) Понимание сюжета и образа (задавай мне вопросы -  я буду рад ответить);
3) Желание играть (не только мысленное, но и материальное). Я не стану ограничивать тебя во внешности, если решишь изменить, то все обговариваемо. На ролевой много подростков, так что это прекрасная возможность завязать параллельный сюжет и развивать персонажа. К тому же, вас уже ждет брат - Руфус, а с его характером не соскучишься.


Связь с вами
ЛС

0

8


https://67.media.tumblr.com/04339aaba2a0a9e56da698273cb62123/tumblr_ogy3y8FGVv1spd9kco1_1280.png

https://67.media.tumblr.com/1ae1266f4dce6250a2078151493da0f7/tumblr_ogy3y8FGVv1spd9kco4_1280.png
скажите, если вы поняли мою душу
то почему не спасли

Один шаг до бездны.
В этом августе удушающе много накопилось токсинов в крови. Они бередили воспаленное сознание, кололи под шеей, чуть ниже ключицы. Поднимать градус больше было некуда, плыл асфальт, в нем утопали ноги. Такое лето, что даже ночью не отступает, ждет у порога. Стоит около каждого окна.
Она устала уже задыхаться. Ее вино штабелями темного стекла лежит в морозилке. Громыхает сухими красными костями и крошащимися пробками, когда открывает ящик. Пальцы чуть прилипают, примерзают к покрытой инеем бутылке. А потому хватает за горлышко всей ладонью.
Ее обделили в этой любви к летним забавам. К жаре, купанию, загару и прогулкам вечерами, что дают надежду на скорую осень. Да что там, ее обделили в любой любви. Но она уж отыграется. Бутылка каберне верит ей в этом безоговорочно. Ледяной каплей касается пальцев, целует легкой испариной. Целует и не знает, что внутри нее такой же лед. Такая же пустота и смерть. Окаменевшая кровь.
Сегодня настолько шумно, что не слышно даже близящихся раскатов грома. Не до мелочей, вроде капающей слюны ей, когда в ушах только крики и рвущаяся плоть. На темнеющих стенах квартиры пляшут свои дьявольские танцы огни свечей. Она хотела бы святым пламенем этим выжечь на груди спасительный крест. Спалить все свои отчаянные попытки вырваться из плена. Но сегодня за полотно ее души разразилась настоящая бойня. Кричи не кричи — ломаются когти, точатся клыки.

читать продолжение: «tranquilize»

Родная!
У меня давно нет более подходящего определения наших с тобой отношений. Скажи, сколько мы с тобой прошли? Сколько жизней прожили и погубили? Сколько раз любили? А сколько — учились любить? И это только здесь, в пространстве запертых в буквах эмоций наших творений, а сколько мы прожили в другой реальности, вне экрана монитора? Я не могу описать словами, как ты мне стала дорога за эти годы — ты это знаешь сама, но, наверное, забываешь, ведь взрослая жизнь нас с тобой настигает все чаще. Но я тебя люблю. За то, что мы в разных концах города и не видясь месяцами начинаем курить одни и те же сигареты, выбираем одинаковые зажигалки. Люблю тебя за музыку, которую мы тоже передаем порой друг другу как знамя, ведь мы чокнутые последствия ошибок судьбы. Люблю за все, что мы прожили вместе, за воспоминания на фотографиях, которые ты так и не отформатировала, за миллионы глупостей, до которых мы доходили. Можно, наверное, бесконечно перечислять все то, что мы умудрились натворить, но когда, если не сейчас, все это вспоминать? Помнишь же, помнишь пустые вагоны метро? Но я верю, родная, что мы еще соберем в два раза больше фотографий и воспоминаний, найдем новые приключения не станем взрослыми и не забудем те мгновения, от которых в животе расползается почти алкогольное тепло.
Но я здесь не за этим. Я здесь чтобы чествовать твой пост и твой талант. Я знал, что этот момент настанет. С того мгновения, как ты чудом появилась со своим желанием играть, и мы придумали эту историю, с первой строчки твоей анкеты, с твоего первого поста мне, с нашей игры в шапке. Родная, любимая, я только вчера говорил, как я рад, что ты снова со мной, и вот говорю об этом снова, на сей раз — прилюдно. Ты — удивительный человек и игрок, я всегда восхищался твоим неповторимым стилем письма и графики, только твоим, узнаваемым с первой строчки и единственного взгляда на работы, а твое появление на этот раз сделало нового, еще сырого персонажа живым, глубоким и многогранным. Это просто невероятно!
Как невероятен этот твой пост. Наверное, всегда сложнее всего писать то, что действительно волнует и берет за душу, вытягивать из себя эмоции, которые переживаешь сам. Я знаю, что значит для тебя эта тема, я знаю, как ты хочешь ее писать, и я надеюсь, что ты сможешь сыграть всю гамму тех переживаний, что накопилась под ребром и требует выхода. У драмы нет конца, у драмы нет границ, у драмы нет берегов. А твоя драма — невероятная, в мирах, которые ты рисуешь, в перетекании одного образа в другой, в эпитетах и сравнениях так приятно блуждать, так приятно плыть по их течению, чтобы в мгновение утонуть вместе с твоим персонажем в страхе, горе или отчаянии. Я зачитываюсь каждым твоим постом и, думаю, что я не один такой.
И вот я написал так много, но так и не смог сказать главного.
Я бесконечно рад, что ты снова со мной.
Твори еще, пусть вдохновение тебя не покидает.
А я... буду рядом, чтобы мы в этой драме не были одиноки.
Люблю тебя, моя талантливая девочка.
   
(с) Мэттью

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://66.media.tumblr.com/cc271ca4a96400817d3aabd75f7fbf14/tumblr_og85bplvLi1spd9kco2_75sq.jpg
Лианна

https://66.media.tumblr.com/3c3775e3604cdee21c7bcdd676851248/tumblr_oduo0p2a2p1us77qko5_75sq.png
Дэвид

https://66.media.tumblr.com/842af4174e1137f04235e00e895dd3ec/tumblr_of3japTwUt1us77qko3_75sq.png
Ник

https://66.media.tumblr.com/f1f03de12c15f6d7712ece4b5ed574ec/tumblr_ofhvextNPw1us77qko3_75sq.png
Маргарет

https://67.media.tumblr.com/3a2f53e81487cc012bd37c6464b0dbb3/tumblr_of25gci8901us77qko1_75sq.png
Дамиан

https://67.media.tumblr.com/a72053b9413e53d317c4537fc0e52548/tumblr_oe2bxpHzq31spd9kco5_r1_75sq.jpg
Юджин

https://67.media.tumblr.com/046351eb07ca8bed8265b409c56e06cb/tumblr_octdw9l2iT1us77qko3_1280.png

Но стена все так же оставалась неприступной и Медея лишь огорченно поджала губы, помотав головой из стороны в сторону, когда ее макушки коснулся сухой поцелуй. Она не знала, как следует отказывать на подобные предложения и не могла понять, а нужно ли, ведь соблазн согласиться был крайне велик. Макинтайр вполне мог дать ей то ощущение нормальности, которого не хватало в ее жизни. Он был ей интересен, но за время, проведенное вместе она лишь единожды могла приблизиться к нему настолько плотно, чтобы попытаться разглядеть, что же скрывается за начищенным фасадом. Смутное ощущение опасности лишь подстегивало любопытство, а дрожь, проносившаяся по телу от его прикосновений, склоняла чашу весов к той планке, где эти касания могли разбавить сумрак ее вечеров на какое-то время. Это не продлится долго и не займет много времени. Ведь можно воспринимать это как эксперимент? Тебе уже за тридцать, а ты так и не удосужилась разделить жилье с мужчиной.
«У меня был тяжелый день. Последние полгода.» Медея

У Вас было воинское звание? - доктор Салливан пытался понять, кем себя считает сам Трэвис. Девятнадцатилетнему мальчишке в свое время не было понятно, как сознание может определять бытие, но с каждым новым клиентом, с каждой травмой физической или душевной, с каждым случаем и с каждой новой картой, он все отчетливее понимал, что восприятие бытия напрямую зависит от сознания. И боялся представить, как выглядит мир человека, накачанного таблетками лишь ради того, чтобы он не набросился на очередного специалиста, который пытается ему помочь, но отчаянно желал понять, какие осколки остались в голове мужчины, чтобы собрать их воедино и попытаться восстановить то, что было утрачено. Ему, впрочем, все еще казалось, что успокоительные влияют не только на нервные центры, снимая повышенную возбудимость, но и на способность к концентрации внимания. Мэтт питал невероятные надежды на то, что уже через несколько сеансов он сможет поговорить с мистером Грантом без лишних таблеток.
«за звезду - полжизни» Мэттью

У неё было два пути. Первый - отказаться и вообще не приходить больше, но Киран порой становился невыносимым созданием, когда ему нужно было что-то узнать, его не смущало, что есть вещи, которые лучше не знать. Конечно, отчасти, причиной ее состояния был он сам, но Дейна не раз прокручивала в голове примерный разговор, и несмотря на множество различных вариантов откровенного разговора, финал всегда был один. Никакой. Ничего не изменится в лучшую сторону, близнец ещё больше уйдёт в себя и свои страдания, ей прибавится чувство вины, а для полной картины их общение, что и так держится на уровне хороших знакомых, превратится в окончательный разлад. Они никогда не говорили откровенно, младшая Хьюз всегда осторожно подбирала слова, чтобы наружу не вылезли старые обиды, незначительные, но с годами накопиться могло немало, и тогда где одно, там вылезет другое, очередное и все превратиться в один большой скандал.
Второе - согласиться и терпеть... проблему. Проблему, что будет копаться в ней и пытаться сотворить чудо одними лишь словами и избавить ее от всех внутренних демонов.

«Better to not know than to endure this silence» Дейна

«Интересно, сродни ли мое отвращение тому, в коем утопает моя Мэдди, когда я переступаю порог ее квартиры?..» - задумывалась время от времени Алесса, сжимая в руках аккуратную чашку, протянутую дочерью в лишенном всякой нежности жесте, будто бы это не родная мать пришла и потревожила ее спокойствие, а последний человек в этом мире, которого она хотела бы видеть у себя дома. Впрочем, не исключено, что именно таким человеком Алесса и являлась. С годами они с Мэдисон стали терпимее друг к другу, но смогли ли принять то, во что каждую из них превратила перенасыщенная черным траурным кружевом жизнь?.. Старались ли это сделать или все еще томились в обоюдных невысказанных обидах?.. Однажды кто-то наберется смелости и заговорит о чем-то действительно важном, а не о дежурных вещах вроде планов на рождественские каникулы или успехов в учебе. Ими, кстати, интересовались даже коллеги Монтгомери, особенно те, кто сам растил детей. «Наверное, это такое счастье, когда дочь разделяет твои увлечения и хочет посвятить жизнь тому же, чему посвятили ее родители!» - мечтательно рассуждали и расспрашивали Алессу ее подчиненные, а она лишь пожимала в ответ плечами, уверяя, что ни сколько не влияла на выбор дочери, касаемо учебного заведения и специальности – хотела казаться современной и любящей матерью, а на самом деле она просто не знала, пошла ли Мэдисон на биологический факультет из-за «безысходности», или же любовь к естественным наукам была у нее в крови.
«Delusions» Алесса

А затем я поцелую тебя. За ночь.. я соскучилась по твоим губам так, что мои уже стали почти сухими. Слышишь, любимый?
Однако.. я не могла повернуться.
Однако.. мысли катком прошлись по мне и я осознала, что все это был вовсе не сон.Я услышала гулкие звуки приборов, которые медленно возвращали меня в реальность и я постепенно вспоминала то, что произошло. Как я могла оказаться.. в больнице? Я приоткрыла глаза, но все плыло. Головокружение мешало мне рассмотреть картинку перед глазами. Я услышала громкий голос медсестры, а затем.. я увидела как ты склоняешься ко мне. Любимый. Мой Леннарт.. Я думала у меня получится сказать это вслух, но все было тщетно. Я дышала.. но не сама, а с помощью трубок. Господи. Этого не может быть. Что.. что произошло на самом деле?! Почему я не чувствую своей руки?! Почему.. не могу повернуться?! Почему.. НАШИ ДЕТИ?! ЛЕННАРТ! Скорость моего пульса на аппарате моментально пошла вверх, но я все это время смотрела в твои глаза.

«.я прошу тебя, просто будь» Рене

Элис действовала, полагаясь исключительно на «авось», с полным пониманием того, что высокому, мускулистому, тёмному, как эбеновое дерево, журналисту вполне может не приглянуться самую малость нелепый и чудаковатый красавчик в шляпе, которую можно трогать только избранным, а примерять, так и вовсе, судя по всему, наизбраннейшим. Вариантов дальнейшего развития событий было, как минимум, четыре, а то и пять, но Фишер хотелось верить, что чуйка у неё к тридцати-то годам уже отросла что надо и работает на «ура», и в Купере она действительно не ошиблась, хоть и схватила его буквально на пороге, повинуясь больше желанию ошарашить кого-нибудь, чем действительно заиметь нового знакомого, не говоря уже о том, чтобы, спустя где-то час, отправиться с ним в Национальный парк, тайком. Будь у Элис больше времени, она бы с удовольствием устроилась бы в первом ряду с попкорном, чтобы запомнить все детали, но, к её глубочайшему сожалению, приходилось продвигаться вперёд быстрее, чем у красавчика и Боба развивались события. В очередной раз приходилось смириться с тем, что организаторам и режиссёрам-постановщикам никогда не удаётся просмотреть весь поставленный спектакль от начала и до конца, конечно, если никто не удосужится его записать.
«don't yawn, cause this is Africa» Элис

https://67.media.tumblr.com/4e950ebdcb6456392399aa2c5b22cac3/tumblr_octdkpNJrd1us77qko1_1280.png

let all my doubts go

Лучшая игра недели

- Останься. Прошу.
Но Дамиан её не слышал или не слушал, смешав её тихий молельный шепот с хлопком двери. Маргарет словно прошибло ледяной волной, скользнувшей тонкой иглой под самую кожу, пронизавшей каждый нерв, натянутый до предела. Она напряженно вслушивалась в звук отдаляющихся шагов и шум, отъезжающего лифта: теперь она осталась одна в оглушающей тишине квартиры, заставленной коробками и укутанной надеждами на будущее, померкнувшим в темно-синих сумерках, опустившихся на город.
У них впереди вся жизни? За двадцать четыре часа восклицание, наполненное тихим и безмятежным счастьем, сменилось лаконичным утверждением и превратилось в невысказанный вопрос с равнодушным касанием губ у виска. Маргарет не могла упорно притворяться, будто ничего не происходило. Ей - такой надломленной, раздавленной и разбитой - не хватало сил, чтобы выругаться или разрыдаться. Вся в белом, она стояла посредине гостиной и меланхолично разглядывала свое отражение в окне.

Маргарет

Каррера очень сомневается, что будет чему-то рад на нем. В кармане его куртки кольцо. Оно прожигает ткань и причиняет боль. Купленная в Вегасе безделушка за последние дни превратилась в значимый символ. И никогда не обращающий особого внимания на подобное, Дамиан понимает - не справится. Не сможет позволить надеть его себе на палец. Не протянет руку с лежащим в ней кольцом для Маргарет. Не теперь, когда в нем настоящий бриллиант.
Их фальшивая свадьба была чем-то особым.
Грядущая помолвка - не более, чем фальшь.
Они уже женаты.
Они. Уже. Женаты.
И это меняет всё.
И Каррера набирает номер, который отвечает в любое время дня и ночи. Он - один из любимых клиентов хозяйки ювелирного салона. Сейчас Дамиану хочется думать, что самый любимый. Что только одна женщина предпочла его другому. Не считая прошлой жены.
И перед тем, как голос на другом конце ответит, Каррера рассмеется.

Дамиан

morning, keep the streets empty for us.

Йон Карлос Луна был по жизни большой, двухметровой проблемой. Ходячая катастрофа, он мог что-то сломать ненароком, ну или ушибиться так, что скорая уже мчалась к офису "Night Chance" из-за ближайшего поворота. Он всегда куда-то торопился, суетился слишком много, любил принимать активное участие в любой деятельности, даже в той, о которой имел очень смутное представление. За это Йона любили. За это же иногда ненавидели, ведь раздражение даже за вуалью обожания не скроешь.
Его смех эхом разносился по коридорам офиса, его истории и байки коллеги передавали друг другу из уст в уста. А иногда и пересказывать смысла не имело - ведь Йон здесь, он тут как тут, со своей прежней улыбкой, открытостью и готовностью всем что-нибудь, да поведать. Энтузиазма в итальянце было хоть отбавляй, эмоции частенько били через край.
Йон

Восемь месяцев жил скитальцем в суровых уголках дикой природы, но нынче вновь в чужом городе и стоит посреди огромного холла в кругу многочисленных незнакомцев. Каждый из них озабочен своим делом: сосредоточенные взгляды, короткие стальные фразы, не требующие ответа. У одних поблескивает седина на висках, а другим едва перевалило за двадцать и они с неподдельным старанием носят свои портфели, мечтая успешно окончить стажировку. Вокруг все казалось стильным и новым, высокомерно напирали юристы, нисколько не обращая внимания на младших коллег, все находилось в движении и людские потоки утихали только позднем вечером.
Должно быть, понимающая улыбка выдала его. Первый залп возмущения, так или иначе, утих – и на опустевшее место пришла растерянность, скрывшаяся за бравадой недовольства.
Густаво

С закрытыми глазами

Девушка вздохнула.. Оказавшись на улице, она слишком часто вспоминала прошлое.. хорошее.. плохое.. разное..  Раньше запрещала себе копаться в свитках истории.. Запихнула их на самую дальнюю полочку подсознания. Не трогала многие годы, дожидаясь своего часа. Стало быть время пришло. Принято считать, что на пороге смерти к человеку  возвращается все содеянное и не завершенное..  Не даром старики рассказывают истории о своей молодости вертлявым внукам, стараясь усадить их на диван. Тыкают в ручонки альбом с пожелтевшими снимками.  Те не хотят слушать пропахшие нафталином россказни бабули.. Лишь обзаведясь собственное семьей и детьми, с возрастом начинают ценить упущенные моменты.. Собирают по крупицам историю предков, чтобы однажды так же передать внукам-непоседам за чашкой чая.  У Марии не было семьи.. Она была бесплодна, как лишенное корней дерево. В лапах садиста тело и душа медленно иссохла. Внутри осталась прелая труха. Некому рассказать свою историю. На могиле никто не заплачет. Скорее всего у ирландки не будет  нормальной могилы. Закопают неопознанный труп вместе с остальными бездомными..
Мария

Его руки дрожали, но не от холода, а от переизбытка эмоций и чувств. Из горла рвались сдавленные хрипы. Мужчина как безумный вглядывался в родное лицо. Чужая, но все еще моя. Давно забытый голос вылез наружу, долбя в раскаленных висках. Грудь сдавило от нестерпимой боли. Синяки на девичьем лице твердили о том, что прожитые дни были слишком тяжелыми. Ему хотелось скрутить шею каждому, кто посмел прикоснуться к ней и причинить вред. Они топтали ее тело, а он растоптал душу... Его причиненный вред ей несравним. Мог ли он надеяться когда-либо вымолить у Марии прощение? Она прощала тебя слишком много... много раз. Голос принадлежал ему, но был чужим. Исходил из его человеческой сущности. Та погибла, разбившись на самолете. Живо осталось лишь зло в нем. Тьма поглотила душу и его тело. Проблеск света он видел в незрячих глазах Марии и так яростно желал, чтобы она хотя бы на миг посмотрела не него тем прежним взглядом. Видела перед собой любящего мужчину, а не монстра, топчущего девичьи мечты и сердце.
Бенджамин

Мы взрывали рассветы

Он только краем глаза видел, что происходило между Эрни и Марком, и подмеченные моменты ему не нравились. Именно страх гнал его быстрее на то место, однако когда запыхавшийся Уэйд затормозил, все уже закончилось.
Наверное, у него была совершенно глупая физиономия. Глупая, бледная, перекошенная ужасом от того, что сам себе успел напридумывать, но Эванс стоял живой. И ему хотелось добавить, но уже за то, что заставил так волноваться. Ухмыляется, гад. Живой и даже почти невредимый. Дать бы по шее! Как знал ведь, что не надо было ехать на этот выпускной. Все насмарку, блин!
"Успокойся, дурень. Все ведь обошлось." - мысленно осаживает самого себя. Медленно вдыхает и выдыхает, собирает разум из осколков панически мыслей и пристально глядит на Марка. Что? До свадьбы?
- Если я сам раньше тебя не придушу, - ворчит Уэйди, спуская пар. А еще про него говорят, что он де ходячая неприятность. Нет. Черта с два! Это все Марк на свою королевскую задницу притягивает всяких оголтелых.
Юджин/Уэйд

- Не знаю. Может быть и да, а может быть и...- да. Увиливая от точного ответа на вопрос о переломе, Марк лишь притворно улыбался. На самом деле ему было попросту плевать на состояние Эрни, на его в говно раздолбанную руку и на его умалишенную мамашу, которая однажды пыталась добиться осуждения Эванса по статье за оказание телесных повреждений. Ну тех самых, от которых Джонсон месяц оправлялся в далеком прошлом. Так вот неровен час и мисс Джонсон вновь возжелает мести за свое чадо. Одолевали ли Марка волнения по этому поводу? За решетку он конечно же не хотел, тем более, когда перед твоим носом открываются широкие возможности. Когда жизнь взрослая откровенно манит в свои порочные объятия и школа остается где-то на задворках бурного прошлого. О проблемах завтрашнего дня, блондин предпочитал думать тогда, когда запахнет жаренным. Пока же он ощущал невероятную легкость в душе. В принципе он шел по четко намеченному плану: каминг-аут совершил, на выпускном балу с парнем своим первый танец станцевал, нос вражескому ополчению утер. Оставалось самое интересное.
Натаниэль/Марк

Жили они долго и счастливо, пока не встретились

И подумать только, с какой нежностью он говорит о хреновой стерве! Глаза Лорен полыхнули зелёным огнём, а губы поджались, но она благоразумно хранила молчание, отлично понимая, - Лиса ей не переубедить. Начини она распекать предмет его страсти, по всей видимости, далеко не остывшей, то он только разозлился бы на неё, а это ей меньше всего сейчас было нужно. Ещё хуже, если он ударится в другую крайность и начнёт унижать себя, выгораживая незнакомую Лорен, но уже ненавистную мегеру. Ло очень хотелось просто прижать парня к себе и дружескими объятиями передать ему толику тепла и уверенности в этом холодном блестящем мире на холодной блестящей улицы равнодушного города, где слишком просто пропасть не только ей, но всем наивным и доверчивым. Откровенность Элиаса, едва знакомого, в общем, человека, её нисколько не смущала и не удивляла. Пусть они встретились только что, но у Ло было стойкое чувство, будто они знакомы всю жизнь. Где-то в мироздании они были братом и сестрой, по духу, если не по крови, совершенно точно.
- Ничего стыдного нету, - проворчала Лорен, проглатывая, с большим трудом, все колкости по адресу великолепной пассии Лиса, что так и просились ей на зык. - Ты поступил так, как и должен был. Сказал ей всё. А она...
Лорен

Сбежав позорно от развращающих его фантазий, Лис сунул сигарету в зубы и чиркнул зажигалкой. Его мелко потряхивало от собственных противоречивых чувств.
Он несколько раз видел Элис обнажённой, и она вызывала в нём жаркое желание, хотя он понимал, что оно никогда не будет реализовано (что не мешало ему остервенело мастурбировать, вспоминая увиденное). И сейчас было странно подобное поведение, ведь Лорен была ему незнакома и практически безразлична (не считая ярого интереса к ней, но, кто говорит об этом)
Зажав сигарету в зубах, Лис занялся приготовлением кофе для своей гостьи, попутно напевая радио, которое включил, потому что тишина для него была противопоказана. Себе он положил чили и много сахара, а вот с кофе для Лорен решил не экспериментировать, ему не хотелось, чтобы девушка швырнула напитком ему в голову. Кто знает, на что она может быть способна в гневе? По губам Лиса скользнула невесёлая улыбка, когда он вновь вспомнил сверх подвижную и яркую Элис, которой в его жизни больше никогда не будет.
- Ты не торопись. Сначала расскажи о себе, чтобы я знал, кто ты. И, пожалуйста, ничего не скрывай, если хочешь, чтобы я тебе помог.
Элиас

https://67.media.tumblr.com/a6ed634ffb7190bb042475ba69a37b4d/tumblr_octdw9l2iT1us77qko2_1280.png

http://funkyimg.com/i/2jJwm.png
Вероника
посмотреть

http://s2.uploads.ru/8JF4k.png
Дейна
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1479490231/bc231caf/15005093.png
Рауль
посмотреть

https://67.media.tumblr.com/047242332b43ceb1ef741bff087c8201/tumblr_ogonzkrjBv1us77qko3_250.png
Амелия
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2jH7H.png
Уильям
посмотреть

http://s5.uploads.ru/qWn49.png
Эрик
посмотреть


0

9


https://66.media.tumblr.com/65acc796835ea04ac83f70bda388f546/tumblr_ohbfazdM6A1us77qko1_1280.png

https://67.media.tumblr.com/d38f4b1eac646f9e9cc44cc16c2d3c9d/tumblr_ohbfazdM6A1us77qko2_1280.png
Телефон выскальзывает из его руки и падает к ногам. Пальцы всего лишь секунду назад сжимающие мобильное устройство медленно сжимаются в кулак у самого его виска. Все это напряжение, сквозящее в его теле, подсказывает – вот сейчас он врежет себе со всей дури по виску, словно собираясь почувствовать боль. Но этого не происходит. Алистер не обращает внимание на отлетевшую заднюю крышку, что отскочила куда-то под кресло, не обращает внимание на мигающий экран, который опять сообщает ему о поступающем звонке. Он отключается от реальности, словно вынимает из себя аккумулятор, дающий ему заряд. Взгляд медленно и бессмысленно скользит по комнате, добирается до рабочего стола, вся его квартира – его рабочее пространство, идеально устроенное для мыслительного процесса, для создания каких-то гениальных идей, лучших предложений. Он все еще пытается осмыслить услышанное. Отворачивается от того что видит, меняет положение своего тела, проводит рукой по голове. Чувство вины, словно бы голосом Хельги, насильно вложенное в его голову, расползается по всему телу. Имел ли он право так реагировать на ее слова о смерти собственной матери? Его выдержанная годами точно коллекционное виски флегматичность с налетом эгоизма, с треском старой бумаги «я вышлю чек» было ли это тем самым красивым окончанием истории Саншайн Голд, которое она заслуживала или он мог отнестись к случившемуся чуть мягче, как подобало сыну?
читать продолжение: «Rather be your victim, than be with you»

[audio]http://pleer.net/tracks/13758848DcvP[/audio]
«Say it louder, say it louder, who's gonna love you like me
В этот раз не будет обращения от какого-то из моих персонажей, не будет подписи в конце речи, потому что я обращаюсь к тебе не какой-то из части своей души, а вся целиком и полностью. Ни на секунду не задумывалась о том, какая музыка должна быть здесь, и я думаю, что ты поддержишь мой выбор и поймешь, почему именно эта песня.
Мне с каждым разом сложнее и сложнее писать здесь что-то, что еще было бы способно удивить тебя. Сколько всего мы с тобой пережили? Сколько придумали, сколько отыграли? А сколько еще предстоит?.. И все это простирается далеко за ролевые горизонты. И я рада этому больше всего на свете, ведь кто бы мог подумать, что я буду искать партнера по игре, а найду - родственную душу, того кто понимает с полуслова, кто говорит со мной одними и теми же фразами, кто смотрит на многие вещи так же, как это делаю я.
Я не представляю свою жизнь без тебя, и мне все равно, насколько пафосно это звучит. Это правда. Если вдруг я проснусь и не найду в своем телефоне твоего номера, а по твоему адресу окажутся другие жильцы, я, наверное, сойду с ума.
Я, черт возьми, люблю тебя. До одури. До безумной ревности, пусть даже никогда не показываю это.
Я люблю тебя, и не устану это повторять.
Я люблю тебя так, как, наверное, никто другой не сможет.
И я всегда буду рядом - помни об этом. Вспоминай об этом, когда становится невыносимо тоскливо. Когда хочется опустить руки. Когда хочется сдаться. И тогда - звони, а лучше сразу стучи в мою дверь, я открою, впущу и никогда, никогда не отпущу.

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://66.media.tumblr.com/3c3775e3604cdee21c7bcdd676851248/tumblr_oduo0p2a2p1us77qko5_75sq.png
Дэвид

https://67.media.tumblr.com/cd188667405d7d2b0fd741a41af3953d/tumblr_ohbbl6wsH21us77qko5_r1_75sq.png
Каролина

https://67.media.tumblr.com/b3a25c19a28cf3c4ad0909d3ae489f61/tumblr_oft8lq3OvG1us77qko3_75sq.png
Эйдан

https://65.media.tumblr.com/d2dd3e6f34c313c859776e13d36fa892/tumblr_odunxmvTqY1us77qko2_75sq.png
Алесса

https://66.media.tumblr.com/c6683d3efdac404f5f3fe42e70e24853/tumblr_ohbbl6wsH21us77qko2_75sq.png
Бенджамин

https://66.media.tumblr.com/d3e3c1324c5d6f704dc628da3c0763cd/tumblr_ohbbl6wsH21us77qko3_75sq.png
Мария

https://67.media.tumblr.com/046351eb07ca8bed8265b409c56e06cb/tumblr_octdw9l2iT1us77qko3_1280.png

Он обхватил голову руками, взлохматив и без того мало послушные вихры. На колени упала ободранная бутоньерка, и мальчишка, подобрав ее, принялся вертеть в пальцах. Весь этот вечер, как этот маленький букетик: под конец испорченный, от былого великолепия и следа не осталось, грустный такой, как мокрая псина. Все у Колмана наперекосяк: и жизнь, и любовь. Последняя так вообще стремиться сделать ему рукой, проделав неожиданный финт ушами. А он сидит, дурачок, пялится на цветочек и глотает подкатывающие к горлу комки, сильно подозревая, что это конец. Совсем конец.
Романтика у каждого разная оказалась, ночь пошла по... Эванс злится и, нервничая, курит на улице, решая, что делать с нерадивым ребенком, который внезапно обнаружился на месте Уэйда.  Вот он возвращается,  но в таком похоронном молчании, что Колман счел за благо промолчать. Ему уже ничего не надо, лишь бы Марк не злился, не считал его неблагодарным свинтусом или еще хуже того - капризным манипулятором, который скандалами и унылыми гримасами добивается своего. Он не такой, он всего лишь хотел быть честным. Ай, да кому оно в итоге надо?

«Мы взрывали рассветы» Юджин

Макс помнил, когда Джуд впервые, наверное, осознал, что брат его ненавидит. Мальчику было тогда лет шесть, а Максу исполнилось одиннадцать и он считал себя охренительно самостоятельным. Тогда Джуди навязался с ним на прогулку в лес, с ними ещё были парни – друзья Макса.
Макси и не помнил, кто предложил оставить Джуда на полянке, чтобы посмотреть, как это чудо будет реветь от страха, брошенное в одиночестве. Кто же знал, что мальчишка попадёт в небольшое болотце и чуть не утонет там. Вряд ли Джуд осознанно помнил, что это произошло, а вот Макс не забыл дикий ужас при мысли, что с ним сделает отец, если эта мелкая сволочь помрёт по его вине. С тех пор он не брал младшего с собой никуда, а тот вроде бы первое время и не просился.
Что удивительно – Джуд не рассказал родителям о том, что произошло. Может, малыш и не понял толком, что мог погибнуть? Впрочем, для Макс это было уроком – ненависть ненавистью, но нужно быть аккуратнее. Он бы правда не смог себя простить, если бы брат пострадал. Да, он его не выносил, он ревновал родительскую любовь, но стать причиной гибели ребёнка… Макс никогда не был слишком жестоким. А после того, как сам стал отцом, понял, что именно тогда испытывали его родители, когда маленький Джуд попадал в беду.

«Давно не виделись, здравствуй.» Рокки

Сколько себя помнил - всегда любил танцевать. Втайне от родителей, порой даже втайне от себя самого: танцевал на вечеринках под громкую музыку, где, казалось, так делают все, подтанцовывал дома за плитой, пока нагревался чайник, позволял магии музыки овладевать его телом где-то на остановке общественного транспорта по пути в колледж. Полчаса удовольствия - а затем несколько пар, наполненных пыльными терминами и сухими фактами, строгими учителями, учащими быть изворотливыми и хитрыми, ведь дело адвоката - вытащить своего клиента сухим из воды. Но Йон слышал, что так получается не всегда: идеального правила не существовало, так зачем было стараться, вылезать из шкуры вон, порой заведомо зная, что ничего не выйдет? Пара пар пустых звуков, чужих полуулыбок, сосредоточенных взглядов. Еще одни полчаса тет-а-тет с музыкой, пока он возвращался, чудом успев в отъезжающий автобус.
К чему было все это?
Противиться самому себе, как оказалось, долго нельзя. Йон был не из тех людей, что примеряют маски и учатся жить так, как нужно; он всегда был слеплен как-то не так, небеса заварили тесто по неправильной рецептуре и вылепили из него Йона.

«morning, keep the streets empty for us.» Йон

Первые секунды улицы Бомбея ошарашивают, чувствуешь себя маленьким муравьем, окруженным миллионами других крикливых муравьев: огромные массы народа, толпы людей стекающие по узким улочкам, хаос и толкотня, буйство цветов. Вокруг закусочные, мастерские, лавки, склады, кабинеты врачей, адвокатов, ювелиров, дома с решетками вместо окон, грязные лачуги, колониальные особняки, высотки в южной части города, красивые храмы. Бесполезно сопротивляться густым запахам – притягательным и отвратительным одновременно: соленый аромат океана, тропиков, пальмового масла смешиваются с вонью из сточных канав, гнилых овощей и коровьих лепешек. И, конечно, вездесущие благовония специй, особенно корица, ладан, кардамон и гвоздика.
Подходя к зеркалу, Лэмб увидел, что у него заплаканное лицо. Он торопливо стал одеваться, натягивая легкие бежевые брюки, как неожиданно кто-то постучал в номер. Дуглас вздрогнул от неожиданности, но затем вспомнил о назначенной встрече и спокойно с улыбкой пошел открывать дверь. Это был писатель и путешественник, гурман и ресторанный критик, и просто его друг Амрит Шетти, который обещал провести для него экскурсию. И вновь его охватило то неописуемое нетерпение, терзающее с малых лет при мысли попробовать что-то новое, сердце заколотилось где-то под левой лопаткой.

«Houston, we have a problem» Дуглас

На ватных ногах Маргарет опустилась на колени, замерла напротив Дамиана. Её ладонь накрыла его руку, державшую кольцо, слабым жестом прося опустить его вниз. Она смотрела ему прямо в глаза, продолжительно и испытывающе. Маргарет знала, что он будет счастлив, и у него все будет хорошо без нее. Она глушила отчаянное сопротивление какой-то части своей души, которая подталкивала в его руки, которая поддерживала притяжение между ними: невидимое, но такое осязаемое. Это кольцо – оно звено из цепочки, которая соединяла их. Но вместо этого теперь оно стало замком, которое оборвало и отправило в небытие то, что было дорого Маргарет.
- Посмотри на меня, - внутри все сжалось и рвалось. Ей хотелось прижаться к Дамиану и никогда его не отпускать. Как же, наверное, хорошо иметь актерский талант, можно умело набросить любую маску и не волноваться, что кто-то может заглянуть в душу – туда, где не было место для Маргарет. Она не стала той, на кого он бы смотрел по-особенному, она не стала той, ради которой хочется поехать на другой конец планеты, чтобы побыть вместе. Она стала..
Её руки развязали халат, обнажили тело. Маргарет взяла ладонь Дамиана и поднесла к левому полукружию груди, туда, где под его пальцами бешено колотилось сердце.
- Оно твое.

«let all my doubts go» Маргарет

Терзался собственной ролью бога, насмехался сам над собой, осознавая, что Маргарет за эти дни так же, как и он, остыла. Перестала крутить перед глазами возможные варианты событий, понимала, что жизнь продолжается и нужно смотреть в завтра, позабыв вчера.
Она была его сегодня.
Он был потерян в больничных коридорах, имело ли смысл очередное сближение?
Часто думал, что не стоит бередить то, что уже рубцуется тонким шрамом воспоминаний. Что ему принесет их близость? Только ли удовольствие? Сам знал, что нет. Дамиан давно привык к жизни, где ему не приходится заботиться о чьих-то чувствах, тем более давать отчеты по своим действиям. Он превращался в зрелого, понимающего удобства такого существования холостяка, знающего, что разделить с ним кровать найдется желающих до самой старости, у него хватит средств на цацки для любого пошиба пустоголовых идиоток. Дети? Каррера мечтал о семье, но мало кого представлял в роли матери собственных отпрысков, предпочитая обходиться определением "еще будет, но не сегодня", только бы не слушать бред, что несли девицы, отягощенные манерами и воспитанием.

«let all my doubts go» Дамиан

https://67.media.tumblr.com/4e950ebdcb6456392399aa2c5b22cac3/tumblr_octdkpNJrd1us77qko1_1280.png

С закрытыми глазами

Лучшая игра недели

От перепада давления в ушах зазвенело. Сон, как рукой сняло. Сил поднять усталые веки не прибавилось. Она не отдохнула ни на грамм. Тело болело. В голове гулял ледяной ветер. До сих пор не верилось в случившееся. Разговор на скамейке казался вырванной страницей из женского романа. По сюжету дальше полагался эмоциональный хеппи-энд. Влюбленные прощают друг дружке  прегрешения и обиды. Берутся за руки и весело убегают в закат. Красота.. В жизни  все намного прозаичнее и грязнее. Встретились под Рождество бродяжка и убийца - никому ненужные отбросы общества. Пожалуй, это единственное общее, что между ними осталось. В остальном... они существа разного вида.. Вообще разные!  Бену чудится то, чего в природе нет.. словно у него открылся третий глаз.. Она - слепая. Монстр полон сил и темной энергии, а в Марии чернеет остывшая зола. Противоположности притягиваются? Однажды они столкнулись и «притяжение» закончилось катастрофой.  Оборванная снаружи и обнищавшая духовно.. У Бетанкур нечего больше отобрать, кроме никчемной жизни.. которой она совсем не дорожила.
Мария

Что он сделал с ней? Господи, что он с ней сделал?! Превратил в оболочку без души и сердца. Вытолкал из своей жизни, пытаясь не делать хуже, но все получилось до невозможности наоборот. Он ломал тело, теперь сломал и ее сердце. Монстр в нем мог возрадоваться. Жертва была повержен и вернулась обратно «домой». Только Бен не чувствовал ничего кроме боли. Осталась только боль. Боль... боль... Он дышал болью, выдыхал ее, отравляя спертый воздух. Руки дрожали. Пришлось прятать их в карманах. Он не мог спокойно стоять на одном месте, раскачиваясь на пятках. Назад и вперед, назад... вперед... Перед глазами маятником раскачивался девичий образ. Руки так и тянулись рвать на себе волосы. Бен вытянул их из карманов, сделав шаг назад. Сцепил в кулаки, когда Мария присела на край дивана, стягивая с себя ботинки. Глаза мужчины как назло следили за каждым ее движением. Оголилась одна ее ступня... вторая. В голове застыл немой вопрос - почему она без одного носка? Он был или нет? Какие глупые вопросы. Она девять дней провела на улице, пытаясь выжить.
Бенджамин

Meet the seventh

Он кидается вперёд с какой-то невероятной силой. Ему удаётся перевернуть тяжелый стол, который разделяет его и её в краткой, сдержанной беседе. Их легкомысленно оставляют в комнате, одних. Едва ли не запирают на ключ, чтобы никто не помешал сеансудопросупытке. Она сидит напротив, строгая, сухая и через чур красивая для психотерапевта. Её лицо будто высечено из мрамора. Гранту кажется, достаточно просто прищуриться, чтобы увидеть в идеальной бледности синеватые прожилки редкого, породистого камня. Но есть проблема – на всё про всё у него покамест только один глаз. И щуря зрячий, он не может рассмотреть этой ряски на её щеках и лбу. Она задает ему вопрос – Трэвис худо-бедно отвечает. Он заламывает правую культю и капризно морщится, прижимая голову к правому плечу. Это, должно быть, судорога, или что-то схожее, что заставляет его крючиться на стуле, будто неусидчивого, ленивого ребёнка. И кажется, что перед ним не тест Роршаха, а старый учебник по биологии, который нет никакого интереса изучать. Она делает осторожный вдох, складывает руки на столе поверх бумаг и описей, заключений, диагнозов, задает следующий вопрос. Грант не хочет отвечать, меняет позу на стуле, ему неудобно и некомфортно сидеть.
Трэвис

- А я… Я сделала тебе больно? – в полубреде, с трудом шевеля языком и сопротивляясь горькой сухости во рту, сипло шепчет Андромеда, медленно поднимая взгляд потухших глаз в сторону Гранта. Он все еще не может расслабиться. Или примириться. Или успокоиться. А может, и все сразу. – Прости… - добавляет на выдохе, делая шаг вперед и угрожающе пошатываясь на подкосившихся ногах. Кажется, мокрая от волнения ладонь Гранта подхватывает ее за плечо в нужный момент и помогает аккуратно, медленно, по стеночке дойти до кухни. Меда не помнит точно, но помнит, что он все время пытался держаться за ее спиной – как призрак. «Ох, если бы только знал, сколько их за моими плечами…» - с содроганием подмечала про себя Иверсен, перебирая в уме имена всех ушедших из ее жизни людей, словно читая молитву за упокой душ их. «Грете. Ингрид. Рэй. Стивен. Адам… Адам… Адам…» - стучит в висках буквы имени его и дрожат губы, которые женщина пытается спрятать в кружке холодного кислого чая.
- Он вкусный, - вместо благодарности, тихонечко и пытаясь даже улыбнуться, говорит она в пустоту, но надеется, что в ней-то ее Грант и ждет, затаившись где-то на периферии человеческого зрения и сознания.
Андромеда

hey girl, hey girl don't lie to me

Сегодня Джим отвез агенту отредактированную  рукопись романа (хотя от руки там написано одно единственное слово — «конец» — однако Джим предпочитал именно так называть ненапечатанные версии своих романов).  Хагер рыдал и плакал от восторга еще на первых 20 страницах. Он клялся и божился, что это лучший роман Шеридана и скоро они будут купаться в деньгах. В целом Джим был с ним согласен.
Роман лежал в столе почти год. Депрессия, в которую он окунулся после возвращения в Нью-Йорк, не позволяла без дрожи даже вспоминать о рукописи. Роман был сродни счастливым семейным фото после того, как вся семья трагически погибла в бессмысленной автокатастрофе, — получался слишком уж большой контраст с новой жизнью. Журналисты, желающие получить комментарии Джима о его путешествии, только подливали масла в огонь.
Джеймс

Шарлин свято верит: если она и решит воткнуть Джиму вилку в глаз, то смотреть в оба ему уже не придется.
Впрочем, пока это в ее планы не входит. Как бы Шерри не злилась, изувечить его ей бы совсем не хотелось. Пока. Пока не хотелось бы.
Джим несет ее как-то ужасно неудобно. Кларк даже отмечает, что вполне могла бы высвободить руку и ударить с локтя. Это сбило бы Джиму дыхание и позволило бы повторить попытку с воротами. Тем не менее, она спокойно себе остается в том положении, в которое ее сгребли. (Шерри пиздец, как интересно, что Шеридан предпримет дальше).
Естественно, зря.
Естественно, Шарлин не успевает сгруппироваться, когда Джеймс перекидывает ее через оконную раму. Высота слишком маленькая, и Кларк с грохотом приземляется на пол. Неприятно.
Шарлин

We lost a world the other day

Но у Рэйчел было такое симпатичное и озабоченное лицо, что на минуту Тоби попробовал притвориться, будто они, все трое, - одна семья. И сейчас они вместе поедут домой, где их ждёт сытный и вкусный ужин, а потом взрослые отправятся заниматься своими делами, и оставят его наедине с телевизором, смотреть всё, что ему захочется, пока он не посинеет от облучения.  Наверное, в его возрасте уже положено было иметь какие-то более масштабные мечты, а такая перспектива окончания дня казалась бы унылой и скучной, если бы всё это так и случалось, день за днём, но для Тоби это казалось чем-то исключительно приятным, удивительным, праздничным.
Выражение, застывшее на лице женщины, вернуло его в реальность. За время их скитаний по стране, ему неоднократно приходилось замечать такое же выражение в глазах многих людей: брезгливость и страх. Не за свою жизнь или кошелёк даже, а простой и необъяснимый ужас при виде изнанки жизни, которую обычный человек предпочитает не замечать, оберегая свой покой. Их появление вытряхнуло красивую женщину с именем Рэйчел из её привычного ритма, и теперь она панически соображала, что же ей делать.
Энджел

Этот вывод тревожным звоночком прозвенел в сознании, несмотря на возражения чувств: «Он всего лишь ребенок!» Порой забавно наблюдать за диалогом разума и внутреннего голоса, и разум отчетливо добавил: «Он – безусловно, чего нельзя сказать о пассажире на заднем сидении твоей машины. Будь осторожнее, Рэйчел». Особенно удачно влился поток воздуха, погладив Рэйчел по щеке, так по-отечески, как неразумное дитя. Возможно, именно отца ей всю жизнь и не хватало, и именно его искала Рэйч в своих мужчинах, в каждом из них, несмотря на то, что никогда себе бы в этом не призналась. 
Впрочем, улыбка на ее лице несколько ожила и потеплела в ответ на настолько непосредственную искренность, которая могла быть только правдой. За много лет «игр» - взрослых игр – Рэйчел научилась безошибочно отделять искренность от неискренности и правду от лжи. Она ощущала их на каком-то интуитивном уровне и порой сама не могла объяснить, почему считает именно так, однако чутьё не подводило. Никогда. 
«Потерял много денег, м? Неужели игрок? Игрок, который бросил мать с ребенком на руках». Впрочем, об этом Тоби могла поведать мать, и он поверил ей столь же искренне, как сейчас рассказывал.
Рэйчел

see I wanna move, but can't escape from you

Сонная, бледная, с синяками под глазами, взлохмаченные волосы, и тонкие руки, которыми она обхватила себя, словно в попытке удержать тот рушившийся привычный образ Каролины Уир, выпускающего редактора Подиума, безупречной женщины, идеальный от макушки до пят. Выжить в редакции одного из самых известных глянцев и при этом остаться самой собой невозможно, рано или поздно либо сотрудник полностью вникает во все тонкости, понимая, что его будут оценить со всех сторон, начиная от креативности и заканчивая внешним видом, или вылетает из стен офиса вместе со своим «хочу быть единственным и неповторимым». Мир моды всегда отличался особой жестокостью, требующей не просто плыть по течению, а не противиться ему. Оригинальность стала палкой на двух концах, этого требовал любой работодатель, и одновременно с этим ошибочно выкидывать сразу сотню идей, для начала не понимая, как изменчив бывает вкус и то, на что вчера молилась буквально каждая женщина, теперь же неактуально, устарело. Для Уир, что являлась последней инстанцией перед выходом выпуска в свет, не нужно было беспокоиться о том, что от нее будут ждать каких-то плодотворных выпадов, что в последствии повлияет на журнал только с самой лучшей стороны. Не ждали, а она пошла против принципов и могла откровенно запороть статью или фотографию, да даже саму обложку, когда другие могли утвердить все.
Дэвид

- Стэнли, мать твою, ты издеваешься? - мисс Уир в стенах редакции всегда слыла своим вздорным характером, наводя ужас на сотрудников не меньше арт-директора или Мориарти во времена ее правления, но она всегда умела контролировать это чувство, дыхательной ли практикой, голосом ли разума. Но сейчас она даже не пыталась остановиться. Пепел с кончика сигареты в дрожащих пальцах упал на голую коленку вместе с неистлевшим угольком, но Каролина даже не почувствовала боли. Изломанное аварией тело вдруг перестало существовать, оставляя только обнаженную,дрожащую ярость в каждой клеточке. Она не чувствовала даже усталости, только всепоглощающую, сжигающую ее до основания злость.
- Ты жалкий трус! - рычащий голос, что готов сорваться на плохо сдерживаемый крик.
- Один вышедший, заметь, вышедший, пусть и через задницу, выпуск, - она забыла о своем положении в обществе и возрасте и ругалась так, словно вернулась в свое студенческое прошлое, в котором вовсе не нужно было следовать законам мира моды, а о тебе все понимают по проколотой брови и потертой кожаной куртке, - и ты бежишь увольняться поджав хвост? Если бы я увольнялась после каждой своей неудачи, мое резюме занимало бы десять гребаных страниц. Стэнли, ты профессионал или стажер в отделе моды?
Каролина

https://67.media.tumblr.com/a6ed634ffb7190bb042475ba69a37b4d/tumblr_octdw9l2iT1us77qko2_1280.png

http://s7.uploads.ru/DG1zp.png
Ирэн
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1479761367/3b9b261a/15049257.png
Рауль
посмотреть

http://savepic.ru/12263252.png
Эмили
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2k3tT.png
Энтони
посмотреть

http://s7.uploads.ru/OMBfT.png
Мэттью
посмотреть

http://s6.uploads.ru/8kGtT.png
Анна
посмотреть


0


Вы здесь » Sin City Seoul » partnership » Manhattan